Медицинская справка на соревнования, кэк подробности здесь. | Betty boo

Оружие Гнездова и сложение древнерусского комплекса вооружения.

Сложение древнерусского комплекса вооружения сложный и до конца неизученный процесс. Происходящий одновременно с формированием государства Древней Руси он отразил многие политические, социальные и этнические реалии конца IX-начала XI веков.

При первом же знакомстве с предметами вооружения этого периода бросается в глаза многообразие категорий и типов,совершенно не характерное для более поздних периодов.Это во многом объясняется сложностью этнических процессов на территориях,вошедших в IX-XI веках в состав Древней Руси,к тому же расположенных в разных ландшафтных зонах. Вполне закономерен вопрос о возможности своего рода "этнического" разделения всего этого массива предметов вооружения.

Большинство предметов вооружения IX-XI веков концентрируются на памятниках, имевших важное торгово-административное значение, таких как Ладога, Рюриково городище, Гнездово, Киев, Чернигов, Шестовицы, Сарское городище, Тимерево, Петровское, Михайловское и др.. Можно предполагать размещение (временное или постоянное) в этих пунктах профессиональных военных отрядов. В этой среде профессиональных воинов-дружинников и концентрируются самые передовые достижения оружейного дела и существует определенная "мода" на тот или иной тип оружия.Именно комплекс вооружения профессиональных воинов и отражает уровень развития военного дела государства.

Следует заметить, что ряд предметов вооружения имел универсальное значение, то есть они могли применяться как на охоте и в быту, так и в случае военных столкновений.

Многими исследователями не раз отмечалась разноэтничность древнерусской дружины. По разному решался вопрос о количественном соотношении разных этносов в ее составе.

Привлечение данных археологии, в частности рассмотрение предметов вооружения, позволяет немного продвинуться вперед в решении этой проблемы. При этом следует оговориться, что находка даже нескольких предметов вооружения, характерных для того или иного этноса, не является аргументом в пользу присутствия самих представителей этих этносов в воинских отрядах Древней Руси. Только комплексный подход при решении этих вопросов позволит дать более или менее утвердительный ответ.

Анализ комплекса предметов вооружения и орудий труда, происходящих с раннесредневековых памятников междуречья Днепра и Немана, т.е. большей части территории, вошедшей позже в состав государства Древней Руси - был произведен В.Б.Перхавко (Перхавко В.Б. 1979 стр.40-54). При сравнении этого комплекса предметов вооружения с древнерусским IX-XI веков становиться очевидным, во-первых, видовое и типовое многообразие древнерусского оружия по сравнению с более ранним и, во-вторых, значительные различия между ними. К тому же результату можно прийти, сравнивая древнерусский комплекс вооружения с раннесредневековым оружием других территорий, вошедших в состав Древней Руси.

Эта ситуация может свидетельствовать о прямом влиянии пришельцев на формирование древнерусского комплекса вооружения. А многообразие видов и типов оружия говорит об участии разных этносов в этом процессе.

Из политической истории известно, что значительную роль в сложении государства Древней Руси сыграли выходцы из Северной Европы. В последнее время стал признаваться и факт немалого влияния на этот процесс кочевников, в первую очередь населения Хазарского каганата. Если первые составляли основную часть проффесиональных дружин, то вторые чаще выступали в качестве союзников.

Комплекс вооружения и отразил именно эту картину, картину соседства и взаимодействия двух, если так можно выразиться, "оружейных традиций".

Первая "традиция", связанная прежде всего с выходцами из Скандинавии, характерна для пешего воина. Совсем не отрицается возможность того, что скандинавы могли ездить на лошади. Многочисленные погребения с взнузданными конями как раз свидетельствуют в пользу этого. Речь идет о неумении вести северными народами конного боя, об отсутствии у них конницы как рода войск. Как заметил, рассуждая о религиозно-символической роли лошади, известный итальянский медеевист Франко Кардини лошадь у германцев являлась "скорее знаком харизматических и командных функций, чем средством ведения боя". С этим замечанием трудно не согласиться. Неумение вести конный бой дружинами "русов" (в IX-Х веках по большей части состаявшей из скандинавов) не раз отмечали византийские и арабские авторы.

Пешие "дружины скандинавов принесли на территорию Древней Руси следующие категории и типы вооружения:
- полусферический шлем(?);
- "каролингский" меч (вполне возможны и другие пути проникновения некоторых типов мечей на древнерусскую территорию);
- скрамасакс с характерными ножнами;
- круглый щит с металлическими деталями (умбон и оковки);
- наконечники копий типа I, и некоторые образцы типа IIIБ, несколько экземпляров типа IV с серебряной инкрустацией;
- топоры типов V, VII и, возможно, типа VI;
- наконечники стрел ланцетовидной формы (т.т. 62, 75, 77, 78, 79); Следует отметить, что из предметов снаряжения коня и всадника, характерных для Северной Европы, на территории Древней Руси только, так называемые, "ледоходные" шипы и "шумящие плети".

Вторая традиция прочно связывается с кочевническим миром, миром всадников. Общеизвестно, что кочевники на протяжении всей истории Древней Руси выступали в качестве союзников и федератов, являясь в тоже самое время и ее главными врагами. В Х веке это были печенеги, венгры, возможно, аланы, болгары. Основной боевой силой этих народов являлись конные отряды. Вполне очевидно, что всадник имел отличный от пешего воина комплекс предметов вооружения, связанный с особенностями конного боя. На территорию Древней Руси кочевниками были привнесены:
- сферо-конический шлем;
- сабля;
- наконечники копий типа V;
- топоры типов I,II;
- кистени;
- булавы(?);
- сложный лук;
- многие типы наконечников стрел;
- полуцилиндрический колчан с металлическими накладками;

Также практически весь комплекс, связанный со снаряжением коня и всадника, имеет корни в кочевнических древностях. Несомненно, что и ряд элементов костюма был перенят социальными верхами древнерусского государства от кочевников (кафтан, островерхие шапки, наборные пояса, сумки-ташки). Заимствуя предметы вооружения и костюма "русы" начинают постигать лошадь как средство ведения боя. Возможно, что одну из первых таких попыток зафиксировал византийский писатель Лев Диакон при описании сражения "русов" с византийцами под Доростолом (971 год) (Лев Диакон).

В полной мере процесс взаимодействия двух "традиций" проходил в Х веке, но уже в начале этого столетия, на их основе начинается сложение собственного, оригинального комплекса вооружения, выразившегося и создании типов оружия, в большинстве присущих только древнерусской территории. Так, собственно к древнерусским можно отнести полусферические шлемы типа шлема из "Черной могилы", мечи типа А местный и типа Е (позднего варианта), топоры типов III и IV, некоторые типы наконечников стрел. Помимо создания собственных типов вооружения древнерусский комплекс заимствует ряд видов и типов оружия. И если проследить развитие древнерусского комплекса вооружения в XI-XIII веках, то станет очевидно, что больше он взял из второй "традиции", нежели из первой.

Гнездовский археологический комплекс, основной период существования которого относится к Х веку, как раз дает пример сочетания двух вышеозначенных "оружейных традиций" и зарождения собственного древнерусского комплекса вооружений.

Первая традиция, связанная с пешим воином, представлена на данном памятнике следующими категориями и типами:
- мечи типов В,D,E,H,V;
- скрамасаксы;
- щиты с металлическими деталями;
- наконечники копий типа I,один экземпляр типа IIIБ;
- топоры типа V;
- наконечники стрел ланцетовидной формы;

Как уже не раз отмечалось выше первая "оружейная традиция" связывается с выходцами из Северной Европы. Их присутствие в Гнездове подтверждается как данными погребального обряда, так и находками скандинавских вещей на поселении. В количественном отношении скандинавам принадлежит не менее четверти гнездовских погребений (Жарнов Ю.Э. 1991 стр.215-216).

Традиция, связанная с конным воином, в Гнездове представлена следующим образом:
- шлем сфероконической формы;
- наконечники копий типа V;
- топоры типов I,II;
- кистени;
- некоторые типы наконечников стрел;
- колчаны полуцилиндрической формы с металлическими деталями;

Вопрос о присутствии представителей кочевого мира в Гнездове никем из исследователей специально не рассматривался. В настоящий момент степное происхождение можно предполагать только для погребенных в курганах Ц-191 и Ц-255(6).

Предметы вооружения, возникшие на территории Древней Руси, представлены мечом типа Е (поздний вариант), топорами типов III и IV и, возможно некоторыми типами наконечников стрел.

Независимо от традиций в гнездовском комплексе вооружения выделяется ряд предметов многочисленные аналогии которым можно найти среди древностей Великой Моравии. К ним относятся: секира "блучинского" типа, топоры типа VI, наконечники стрел типа 2, возможно мечи типов V и X (наиболее ранние экземпляры которых происходят из Великой Моравии).

Помимо предметов вооружения великоморавское происхождение можно предполагать для некоторых типов керамики,ряда украшений и обломка шпоры.Возможно,такая достаточно представительная группа предметов позволяет говорить о присутствии великоморавского населения в Гнездове.

Итак, рассмотренный комплекс вооружения позволяет предполагать, участие в дружине (военном отряде) Гнездова северных элементов (составляющих основное число), выходцев из южнорусских степей(?) и Великой Моравии (cлавяне-?). Участие в ней местного балтского населения, а также восточных славян проследить не удалось, хотя вероятность этого не отрицается.

В заключение несколько слов хочется сказать о перспективах изучения процесса сложения древнерусского комплекса вооружений. Во-первых, существует насущная потребность в создании узкодатированной хронологии древностей IX-XI веков. В отношении к комплексу вооружения это поможет детализировать процесс его формирования, выявить этапы сложения. С этим можно связать и необходимость разработки новой, более подробной типологии предметов вооружения. Наиболее необходима она именно для IX-XI веков. Многообразие оружия этого периода, и скрывающееся за этим многообразие этно-социальных процессов, теряется при обобщении его в одну таксономическую единицу. Создание отдельной типологии для предметов вооружения IX-XI веков, по нашему мнению, позволит приблизится к решению некоторых вопросов ранней истории Древней Руси.

Решение этих задач невозможно только на основе предметов вооружения Гнездова. Здесь необходимо привлечение материалов всех памятников раннегосударственного периода.


Блог книжного развала НАРИН
Hosted by uCoz