Ю.В. СТЕПАНОВА

Тверской госуниверситет

К ИЗУЧЕНИЮ ДРЕВНЕРУССКОГО КОСТЮМА НАСЕЛЕНИЯ ТВЕРСКОГО ПОВОЛЖЬЯ

По материалам Избрижского некрополя

Изучение и реконструкция костюма древнерусского населения занимает важное место в исследовании древнерусской культуры в целом. В Х-Х11 вв. костюм представлял собой целый комплекс, включавший одежду и украшения. Он имел не только практический, но и знаковый характер, отмечая особенности данного населения.
Так как полные образцы костюмов не могли дойти до нас в перво начальном виде, большую часть материалов, связанных с древнерусским костюмом, предоставляет археология.
Настоящее исследование произведено на основе материалов, полученных в результате раскопок Избрижского некрополя, проведенных Ф.Х. Арслановой в 1975-1992 гг. и Е.В. Скукиной в 1993-1995 гг1. Данный погребальный комплекс находится на территории Тверского Поволжья и является одним из крупнейших и наиболее полно изученных древнерусских памятников Верхней Волги. Этот регион в Х-XII вв. входил в территорию, определяемую исследователями как область распространения одного из летописных древнерусских племен - кривичей. Отдельные элементы культуры кривичей на территории Тверского региона являются малоизученными, в том числе традиционная обрядовая одежда.
Исследователи отмечают большое разнообразие деталей древнего костюма, зависимость их состава от этнической принадлежности, особенностей мировоззрения, возраста и социального положения, хронологических рамок.
Материалы 102 раскопанных погребений Избрижского некрополя дают возможность составить формализованное описание элементов погребальной одежды, выделить варианты женского и мужского костюма. Важной и интересной проблемой является вопрос о характере различий в одежде Х-Х11 вв. Одними из наиболее многочисленных категорий погребального инвентаря являются детали костюма, которые в большинстве случаев находят в погребении «на своих местах», т.е. там, где их полагалось носить.
Избрижский некрополь хорошо документирован, в процессе раскопок зафиксировано точное положение вещей в погребении, в том числе отдельных деталей костюма. В результате представляется возможным произвести учет вещей в погребениях, выявить среди них основные элементы костюма. Для данного исследования была использованапредложенная Г.Ф. Никитиной методика выделения зон расположения вещей в погребении (рис. 1).

Выделенные нами зоны соответствуют основным частям костюма (рис. 1): зона 1 - головному убору, зоны 2,3,4,5,8,9- самой одежде, зоны 6, 7 - украшениям рук, зоны 9, 10 - обуви. Таким образом, представляется возможным произвести учет вещей в той или иной зоне, выявить случаи их обычного и специального положения. Встречаемые в зоне вещи можно определить как детали соответствующей части костюма. Основными для изучения стали элементы, материал которых имеет хорошую сохранность. Это украшения и детали из металла, стекла, камня и других неорганических материалов. Органические материалы плохо сохраняются в Избрижском некрополе, поэтому их необходимо рассматривать отдельно. В результате анализа имеющегося материала выяснилось, что возможности реконструкции одежды данного населения ограничены. Они определяются наличием сохранившихся в погребении элементов. Погребальный костюм включал в себя различные элементы, сочетания которых являются основой для выявления его вариантов. Для целостного представления о древнерусском костюме необходимо произвести анализ всего комплекса деталей.
Произведено описание 61 женского и 41 мужского погребения и збрижского некрополя. Составлены списки признаков женского и мужского костюмов. Остатки одежды и обуви были найдены лишь в 21 погребении в виде фрагментов и отпечатков на предметах, поэтому костюм характеризуется набором сохранившихся застежек и украшений. С их учетом для женского костюма нами выделены следующие основныe элементы:
1. Головной убор
В древнем комплексе костюма наличие головных уборов является важнейшим признаком наряда. Сличение археологического материала с фактами этнографических наблюдений также подтверждает это правило. Из 61 женского погребения Избрижского некрополя 39 погребений имеют остатки головного убора в соответствующей им зоне, в 4 погребениях они находятся в других зонах. В 18 погребениях нет деталей головного убора. В итоге учета вещей выяснилось, что основным элементом головного убора в Избрижском некрополе, как и во всем средневековом славянском мире, был особый вид украшений - височные кольца. Территории распространения колец той или иной формы были сопоставлены исследователями с данными письменных источников. В результате форма височных колец женского головного убора рассматривается как основной этнодифференцирующий признак.
2. Детали одежды
Основным элементом костюма является сама женская одежда. Вещи, встреченные в зонах, соответствующих ношению на платье, определены как детали одежды. Набор вещей в соответствующих им зонах описывается следующим списком: гривны (зона 2), бусы (зоны 2, 3), привески: монетовидные и монеты, бубенчики, цепочки (зоны 2, 3, 7, 8, 9), пуговицы (зона 2), украшения рук, представленные браслетами и перстнями. Таким образом, наряд женщины представлен в основном украшениями, функциональных же деталей одежды - застежек - нами не выявлено, что дает возможность сделать предположение о глухом покрое женского платья.
Для каждой части были выявлены основные компоненты и проведено их описание. Составлены списки признаков, характеризующие основные части женского костюма. Все образцы женских костюмов разделяются на 2 группы: 1) имеющие детали в виде украшений (50 из 61 женского погребения Избрижского некрополя), 2) не имеющие этих деталей (11 погребений). В результате сравнительного анализа который был проведен с использованием методов математической статистики, 50 погребений, имеющих детали костюма, получили следующие варианты женского костюма:
1. Наиболее богатый вариант, включающий весь список деталей костюма (кк. 88, 109, 94, 123, 134, 67a(2), 120, 61(2)). Головные y6opы состоят из большого количества височных колец (по 3 с каждой стороны). Наборы нагрудных украшений многочисленны. Ожерелья включают наибольшее количество бус, в основном импортного происхождения, монетовидные привески и привески-монеты. В 6 из 10 случаев костюм включает шейные гривны. В этот комплекс украшений входят также другие разновидности привесок - цепочки, бубенчики. Полностью представлены украшения рук, иногда по 2 браслета и перстня на каждой руке. Интересно отметить, что в ряде случаев гривны, браслеты, перстни, височные кольца изготовлены из одного материала (к. 94 - серебро, кк. 109, 123- бронза). Возможно, эти украшения под бирались друг к другу или приобретались в комплекте в соответствии со вкусом и возможностями владельца. Костюмы этого варианта отличаются пестротой и яркостью (рис. 2:1).
2. Эта группа со сходным набором деталей костюма (кк. 82, 124(2), 47, 43(1), 96(2), 58(1)) включает варианты 1 и 2 головного убора, состоящие из браслетообразных височных колец по 3 и по 2 с каждой стороны. Нагрудные украшения представлены бусами, различными по цвету и материалу. В одном случае в ожерелье включены монеты-привески. В трех случаях в состав костюма входят гривны, в одном - браслет, привеска-цепочка (рис. 2:2).
3. Данный вариант включает головные уборы и нагрудные украшения из бус (кк. 65, 42, 132, 135, 118, 67(1)). Он является переходным от первой многосоставной разновидности к последующим, более единообразным наборам (4 случая). Набор украшений головного убора состоит из большого количества височных колец. Основой менее многочисленных наборов бус являются золотостеклянные бусы, в основном импортного происхождения. Отсутствуют привески и украшения рук (рис. 2:3).

4. Отдельный вариант составили костюмы, головной убор которых состоит из большого количества браслетообразных височных колец (по 3 с каждой стороны), небольшого количества серебростеклянных бус и перстня (кк. 71, 75) (рис. 2:4).
5. Вариант, включающий головной убор с браслетообразными височными кольцами по 1 с каждой стороны, древнерусские бусы, в основном золотостеклянные (кк. 56, 7(3), 84, 90(1), 58(2), 58, 85, 106(2), 81, 116(2)).
6. Выделилась группа костюмов (кк. 48(1), 20(1), 84a(2), 58(3), 19(3), 44), включающих головной убор из перстнеобразных височных колец или из браслетообразных по одному с каждой стороны, в которых бусы отсутствуют. Особенностью этого варианта является также наличие перстней.
7. Этот вариант, наоборот, исключает наличие височных колец. Нагрудные украшения состоят из бус различного происхождения, в основном серебростеклянных (кк. 108, 52,64,48(2), 139).
8. Вариант, включающий лишь браслеты (кк. 60, 26).
Таким образом, можно отметить, что выделенные варианты различаются прежде всего количеством и разнообразием украшений - от наибольшего к наименьшему.
Наборы вещей в мужских погребениях менее разнообразны и многочисленны. Учет вещей в погребениях позволил выделить следующие детали мужского костюма: 1) фибулы, 2) пряжки, 3) поясные кольца, 4) бубенчики, 5) гривны, 6) перстни, 7) браслеты, 8) пуговицы. Таким образом, в соответствии с данным набором вещей можно определить следующие части мужского костюма: верхняя одежда, застежкой для которой была фибула; поясной набор, включающий пряжки и поясные кольца; украшения одежды, представленные гривнами, привесками-бубенчиками, пуговицами; украшения рук, включающие перстни и браслеты.
Из 41 мужского погребения Избрижского некрополя детали костюма встречены в 20 погребениях. Учитывая распределение вещей в 20 мужских погребениях, можно выделить следующие группы погребений со сходным набором деталей костюма (рис. 3):
1) погребения с поясным набором (рис. 3:1): (кк. 60, 135(1), 67a(1), 61(1), 74, 115, 129, 53); 2) группа погребений, включающая фибулы (кк. 36, 37, 107(1)) (рис. 3:2); 3) отдельный вариант составили 2 погребения в которых одежда представлена только пуговицами (кк. 20(2), 140); 4) вариант, включающий только гривну (к. 106(1); 5) особо выделилось погребение, включающее только перстень (к. 84а (1)).

Итак, нами произведен учет вещей в 41 мужском погребении и выявлены 5 вариантов мужского костюма для 20 погребений, имеющих его элементы. Остальные 21 погребение не имеют остатков костюма. Так же, как и в случае с женским костюмом, наблюдения показывают наличие наиболее и наименее богатых различными деталями костюмов.
Различия в костюме исследователи связывают прежде всего с особенностями статуса погребенных. Они могут зависеть от возрастных, имущественных и другах показателей, которыми обладал человек. Нам же представляется важным в первую очередь уточнить характер этих различий, учитывая хронологические рамки данного памятника. Таким образом мы можем проследить эволюцию костюма избрижского населения в важный период сложения древнерусской народности.
В результате сопоставления этих данных выявленные варианты женского костюма хронологически распределились следующим образом:
1. Варианты с наиболее разнообразным и многочисленным набором элементов (варианты 1, 2, 3) относятся к наиболее ранним - конец Х - первая половина XI в. Это погребения женщин в возрасте от 25 от 60 лет. Вариант 1 характеризуется более молодым возрастом погребенных женщин - от 25 до 40 лет. Возможно, отличительные детали наиболее раннего по времени костюма совпадают в данном случае с особым статусом этих женщин.
2. Наибольшее число погребений некрополя включается в хронологические рамки XI в. Погребения XI в. распределились по вариантам 4,5,6,7 женского костюма. Выделение вариантов костюма в данных хронологических рамках можно связывать с наличием различных групп населения. Важным для определения принадлежности к той или иной группе населения является признак наличия разных вариантов головного убора (с перстнеобразными и с браслетообразными височными кольцами).
3. Костюмы, включающие наименьшее количество элементов (в составе вариантов 4, 5, 6, 7, 8), и группа женских погребений, в которых детали костюма отсутствуют, имеют наиболее позднюю для некрополя датировку - конец Х - первая половина XII в.
Итак, эти наблюдения дают возможность отметить, что изменения в костюме происходили в сторону упрощения и постепенного исчезновения украшений. Яркой иллюстрацией этого процесса является эволюция женского убора. Отметим, что наиболее богатый головной убор в Избрижском некрополе является наиболее ранним. Постепенно упрощается форма височных колец, преобладающими для большинства погребений некрополя становятся браслетообразные височные кольца с одним завязанным и другим прямым концом. Эти кольца были названы характерными для древнерусских памятников Тверского Поволжья. Одновременно с ними сосуществуют другие варианты головного убора. Они состоят из перстнеобразных височных колец. Возможно, эта разновидность головного убора обозначала другую группу населения.
Изменения в составе головных украшений, вероятно, связаны с изменением способа их ношения и появлением серег. Постепенное упрощение форм височных колец совпадает с уменьшением их количества в погребениях. Эти наблюдения можно интерпретировать как постепенное изменение моды и исчезновение знаковой функции этих украшений.
Как и в случае с женскими погребениями, данные хронологии сопоставлены с выявленными группами и вариантами мужского костюма (рис. 3). В итоге было отмечено следующее:
1. Наиболее ранними являются костюмы, имеющие в своем составе фибулы и поясные наборы (вариант 1, 2). Они датируются XI в. Необходимо отметить, что погребения варианта 2 принадлежат только молодым мужчинам от 20 до 30 лет. Можно предположить, что плащ был отличительным признаком, определявшим положение человека. Варианты с поясными наборами также датируются XI в.
Вероятно, поясные наборы, металлические застежки, украшения рук имели возможность носить не все мужчины. Для остального мужского населения была характерна поясная одежда, но пояса были тканые или кожаные без металлических пряжек и колец.
2. Наиболее поздние погребения включают наименьшее количество деталей костюма или не имеют их (конец XI-XII в.).
Таким образом, мы можем наблюдать те же изменения в сторону упрощения, как и в случае с женским костюмом.
Итак, нами выявлены хронологические особенности вариантов погребального костюма. Уточнение характера различий позволило рассмотреть эволюцию погребального костюма. Для наиболее раннего костюма характерны многообразие и многочисленность различных украшений. Возможно, что этому способствовали активные внешние контакты населения в этот период. Ранние варианты костюма отражают наличие особых традиций, определяемых исследователями как племенные. Для начальных этапов существования рассматриваемой группы населения можно отметить, что в данном случае широко использовались как собственные древние традиции, так и возможности имевшейся системы обмена. Ткани, окрашенные индиго, ближневосточные и византийские, среднеазиатские бусы свидетельствуют, что изучаемое население в данный период было включено в эту систему. Импортные украшения вошли в традиционный костюм. Привозной материал стал одним из определяющих компонентов данной культуры.
Отсутствие или небольшое количество украшений можно связывать с изменениями в погребальном обряде. Вероятно, изменения в костюме или в рамках складывания новых традиций. Упрощение погребального обряда совпадало с исчезновением металлических и других украшений, соответствовавших племенным традициям. Возможно, эти процессы сопровождались изменением экономического положения данного населения. Наблюдения за изменениями в костюме дают возможность выявить процесс унификации населения, складывания общерусских традиций в материальной культуре. В связи с этим представляется перспективным изучение костюма, возможность реконструкции его вариантов для групп населения Тверского Поволжья Х - XII вв., участвовавших в формировании древнерусской народности.
Приношу глубокую благодарность Ф. X. Арслановой и Е.В. Лагуткиной (Скукиной) за предоставленный для исследования материал.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Арсланова Ф. X. Отчеты о раскопках курганов у д. Избрижье Калининского района Калининской области в 1975-1978, 1982, 1986, 1987, 1991, 1992 гг.; Отчеты о раскопках у д. Избрижье Калининского района Тверской области в 1993-1995 гг. Избрижская коллекция хранится в музее археологии ТвГУ; отчеты хранятся на кафедре отечественной истории исторического факультета ТвГУ.
2 Седов В.В. Восточные славяне в VIII-XIII вв. // Археология СССР. М., 1982.
3 Никитина Г.Ф. Систематика погребального обряда черняховской культуры. М., 1991. С. 20.

Источник: Славянский мир: проблемы изучения, Тверь, 1998, 135 с.

Отсканировано Михаилом Химичем.

19.05.02

Надо создание сайтов екатеринбург? Заходите на www.5900.ru
Hosted by uCoz