Крапивная история.

Кугно Галина (Заря)
   За методическое руководство мы взяли статью из старого журнала «Левша». К сожалению, в настоящий момент оригинал статьи нами утерян. Наш рассказ построен таким образом, чтобы соотнести теорию (информация из статьи) и практику (наши комментарии к этапам работы). Статья начинается с подробного описания сбора и заготовки травы:

   Заготовку крапивы начинают в сентябре-октябре, когда прекращается рост стеблей и начинают желтеть и увядать листья. Со срезанных стеблей удалите листья и боковые побеги, свяжите в снопы и оставьте для просушивания под навесом.
   Практика показала, что начинать сбор крапивы можно уже в августе. Важно сохраить целостность стебля, не ломать, и собирать как можно более толстые и старые побеги. Заготовка сырья, как оказалось, чуть ли не важнейший момент во всем процессе.
   Крапиву собирали в Коломне на пустырях. За зимней ходили в ближайший лесок – набрали немного, только чтобы сравнить с летней. Расчет делался на то, чтобы сразу из нее что-то сделать. Кажется, речь шла о рубахе или штанах. Требуемое количество крапивы рассчитывали исходя из следующих соображений: один метр стебля на один метр нити. Опыт показал, что из одного стебля реально получить качественную, тонкую нить в 4 раза большей длины.

   Следующая операция — мочение, когда все части ствола, кроме волокон, разлагаются под воздействием влаги в процессе кислого брожения. Вымачивают крапиву в прудах, бочагах, а также в копанцах или мочилах — канавах, вырытых в сырых местах. Рачительные хозяева отделывали дно и стены мочила досками, чтобы загруженное в них сырье не загрязнялось. В естественных водоемах дно устилали березовыми ветками или же связанными из них фашинами. На подготовленное таким способом дно укладывали рядами снопы из стеблей. А чтобы они не всплывали, сверху накрывали деревянными решетками и пригнетали тяжелыми камнями.
   Крапивы выкосили две поляны и пару переулков в дачном садовом товариществе. Полученный материал вязали в снопы, перевязывали веревкой и замачивали в ванной, придавливая камнями и другими тяжелыми предметами. Маленький сноп бросили в речку Коломенку, привязав к нему кирпич, но, скорее всего, его отнесло течением.
   Вымачивали сырье в старой ванне, ее хорошо бы помыть, иначе песок и прочая грязь в конечном итоге окажутся на крапиве.

   Срок вымачивания зависит от погоды. Если на дворе стояла жара и вода в мочиле была подобна парному молоку, сырье достаточно подержать всего одну неделю. В холодные дни потребуется не менее двух-трех, а то и четырех недель.
   Каждая партия мокла в течение 2-х недель. Затем мы доставали ее и, стремясь избавиться от сильного гнилостного запаха, чистили от образовавшейся слизи. Этого-то как раз делать не надо было, поскольку вместе со слизью мы рискуем расстаться с волокнами, которые, собственно, и есть будущие нити. Нужно сразу разложить сушиться.

   Вместе с тем каждый лишний день пребывания под водой может отрицательно повлиять на качество волокон. Поэтому ближе к концу сырье необходимо ежедневно контролировать. Раз в день из воды вынимают один-два стебля средней толщины и сгибают несколько раз под острым углом. Если при этом наружный слой в месте изгибов свободно отделится от древесного стержня, значит, снопы пора вынимать.
   Чтобы ускорить кислое брожение, в искусственные водоемы нередко добавляли навоз или древесную золу. Когда мочка заканчивалась, снопы крюками извлекали из воды и сушили на открытом воздухе либо под навесом, смотря по погоде. Стебли волокнистых растений, вылежавшиеся в поле либо вымоченные в стоячей воде, а затем высушенные, называют трестой. Из нее с помощью специальной обработки и извлекают волокна.
   Высушивали положив на полиэтиленовую пленку, возле подветренной стороны дома. Сохла трава недели две, за это время дважды шел дождь, но нас это не смутило: промоется - запаху меньше будет.

   Зимой и в первой половине весны можно заготавливать уже готовую тресту. Хлесткие осенние дожди, росы, изморось, туманы и зимняя оттепель подвергли стебли естественному вымачиванию. Благодаря мощным корням, упругости стебля и снежным сугробам крапива не падает до самой весны. Ее всегда можно встретить рядом с хозяйственными постройками, у заборов, на меже, пустыре, в овраге.
   Конечно, волокна крапивы, собранной зимой, менее прочные, чем заготовленные с осени. Однако разница столь мала, что не имеет практического значения. Крапивную тресту, собранную в заснеженных ольшаниках или на пустыре недалеко от дома, прежде всего нужно высушить, чтобы стебли разламывались в руках с легким треском. Затем проверить, насколько хорошо отделяются волокна. В руки берут два-три стебелька, тщательно разминают пальцами и надламывают в нескольких местах. Надломы стараются сделать как можно ближе друг к другу. Если раздробленные таким способом одревесневшие части стебля легко отделяются и осыпаются, значит, можно приступить к следующей операции.
   Называется она мятье. Исстари крапиву мяли с помощью простейшего приспособления — мялицы. Это колода с продольным желобом, укрепленная на ножках. В желоб входил слегка заостренный снизу брус — било. На одном конце бруса вырезали ручку, а другой соединяли с колодой болтом. Приподняв брус за ручку, на колоду поперек клали пучок тресты. Затем нажимали на ручку, и брус входил в желоб, сминая стебли. При этом гибкое и прочное волокно оставалось целым и невредимым, а одревесневшие части стебля разламывались на мелкие кусочки, называемые кострой. Чем лучше размяты стебли, тем мельче становились частицы костры и легче отделялись от волокна. От того, насколько добросовестно размяты стебли, зависело качество пряжи. Недаром у крестьян бытовала поговорка: «Не домнешь мялкой, так не возьмешь прялкой». Было подмечено, что древесная часть стебля размельчается более равномерно, а костра отделяется намного легче, если треста поступает в мялицу подогретой, прямо с печи, на которой ее сушили.
   Высушенную траву обминали с соответствии со статьей, на самодельной мялице и на пне с глубоким желобком. Суть мятья – в измельчении костры, поэтому главное условие успешной работы – сухое сырье, чтобы оно крошилось, а не просто проминалось под билом.

   Для мятья небольшого количества тресты можно использовать небольшую самодельную мялицу, состоящую из четырех деталей. К основанию в виде дощечки толщиной 20 мм прикрепляют шурупами две доски, имеющие седловидные вырезы. С внутренней стороны в местах выреза каждая из дощечек скашивается под углом 45 градусов. Рычаг или било снизу слегка заостряют и прикрепляют к мялице с помощью болта. В свою очередь, основание мялицы укрепляют шурупами на скамье или другой устойчивой опоре.
   При изготовлении мялицы следует как можно плотнее пригонять друг к другу било и неподвижную часть для того чтобы будущее мятье вышло более эффективным.
   За один прием на мялице можно размять только одну горсть тресты. Начинают проминать ее с одного из концов, уложив в седловидный вырез при поднятом рычаге. После каждого нажатия тресту слегка поворачивают и продвигают немного вперед. Так поступают до тех пор, пока треста не будет полностью обмята.    Очень важно при мятье сохранить непрерывность длинных волокон, то есть не складывать стебли пополам, даже если это, на первый взгляд, удобнее. Обминая пучок стеблей, не забывайте его проворачивать вокруг своей оси – это значительно упрощает процесс.


   Совет: если имеется предрасположенность к аллергическим реакциям, необходимо защищать нос респиратором или медицинской маской, поскольку «крапивная пыль», облаком поднимающаяся при мятье, довольно едкая. Особенно это чувствуется при «чистовом» мятье руками.

   Чтобы удалить из обмятой тресты кострику, ее треплют специальной трепалкой, или трепалом, имеющей форму большого деревянного ножа или косаря. Трепалки вырезают из твердой древесины дуба, клена или березы. На русском Севере мастера любовно украшали эти инструменты резьбой, стараясь придать красивую и удобную для работы форму. Трепалка для крапивной тресты делается более массивной, поскольку ею не только выбивают кострику, но и дробят те части стебля, которые не удалось размельчить на мялице (рис. 4).
   Нанося трепалкой по повесму частые удары, как можно чище выбивают застрявшую в волокнах кострику. Затем кладут ее на торец пня и тщательно проколачивают. Обычно после такой обработки оставшиеся частицы легко отслаиваются. Их остается только вытрясти, ударяя лучком повесма о круглую деревянную палку или ребро скамьи.
   При треплении также очень важно сохранить по возможности непрерывность волокон – за это пряха скажет вам спасибо.

   Особенно трудно отделяются от повесма вещества, находящиеся между волокнами в верхнем слое стебля. Их можно окончательно разрушить и удалить способом ошмыгивания. Чтобы понять сущность этого приема, нужно взять в руки небольшой пучок обмятой и обтрепанной крапивы и, крепко сжав пальцами, потереть волокна друг о друга. Обычно от них сразу начинают отделяться и сыпаться вниз мельчайшие пылевидные частицы. Освобожденные от них волокна становятся чистыми и шелковистыми. Если приходится обрабатывать значительное количество тресты, то ее пучки удобнее удерживать не руками, а специальными щипцами в виде двух березовых дощечек, соединенных полоской листовой стали. При ошмыгивании один конец пучка (повесма) зажимают в мялице рычагом-билом. Однако гораздо удобнее применять для этих целей специальный зажим с валиком-эксцентриком. Тем более что такой зажим понадобится на следующем этапе обработки волокон — чесании.
   Как работает эта описанная конструкция, мы не проверяли, все ошмыыгивание осущещствляли исключительно вручную.
   Подготовленные к чесанию волокна принято называть мычками. Как правило, они состоят из длинных, средних и коротких волокон. Чем они длиннее, тем тоньше и прочнее пряжа. Для отделения длинных волокон от средних и коротких в старину использовали большие кленовые гребни, укрепленные на подставках. Но особенно длинные и чистые волокна получали после повторного чесания с помощью так называемых мыкалок — маленьких гребенок и щеток, изготовленных из свиной щетины.
   Расчесывая получившуюся кудель, важно выбрать гребень с довольно редкими зубцами, так как, на наш взгляд, главное в работе с крапивой – не добиваться однородности кудели, а вычесать остатки костры. О.И.Давидан приводит размеры гребня для чесания растительного волокна, найденного в Старой Ладоге: высота 9 см, толщина 2,5 см, длина зубьев 4,5 см. Итак, берем доску, кладем ее на стол или себе на колени, вдоль доски выкладываем обмятые стебли, вернее то, что от них осталось (мычки)), и расчесываем строго в одном направлении, стремясь, опять-таки, не повредить, по возможности, волокна и удаляя «пух» и костру. Здесь я вначале допустила ошибку, недобросовестно вычесывая «пух». Ведь прядут-то волокна, а лишняя крапивная «вата» мешает под пальцами, делает нить неровной!
   Сам процесс расчесывания и разглаживания мычек назывался мыканьем мочек. Он требовал большого терпения и усидчивости: надо было аккуратно расчесать и разгладить буквально каждую прядь. Отсюда и пошли известные выражения: «мыкаться», «горе мыкать»...
   Волокна крапивы, закрепленные в зажиме, можно расчесывать и обычными металлическими или пластмассовыми гребенками, имеющимися в продаже. Прежде чем начать операцию, осторожно укладывают одну прядь к другой. Чесать начинают со свободного конца, постепенно продвигаясь в сторону зажима. При этом на расческе остаются короткие волокнистые очески — изгребь волокна средней длины, вычесываемые волосяными щетками, назывались пачесями, а оставшиеся длинные — куделью. Ткань, полученная из кудельных нитей, шла на сарафаны, рубахи, скатерти, полотенца, постельное белье и другие тонкотканые изделия. Из отребья и вычесок (изгребья и пачесей) готовили пряжу, идущую на грубое полотно — валоту, из которого шили одеяла, мешки, всевозможные подстилки и накидки для возов. Из тех же волокон пряли, а затем ткали ткани с редким переплетением нитей — веретье и ряднину, используемые для хозяйственных нужд. Из грубых волокон вили веревки и канаты, использовали как паклю для прокладки между венцами бревенчатого сруба, а также для конопачения пазов между бревнами.
   Холсты, сотканные из кудельных нитей, отбеливали на росе и снегу, а также вываривали в щелоке — отваре древесной золы. Веревки, бечевки, мешковину и другие изделия из загребья и пасечей иногда вымачивали сутки в отваре дубовой коры, чтобы повысить прочность и стойкость против гнилостных микробов. При желании вымоченные в дубовом отваре волокна можно окрасить в черный цвет. Для этого веревки и мешковину опускали в ржавую воду или в раствор железного купороса.
   Кудель готова, можно начинать прясть. Заготовьте блюдечко с водой для смачивания пальцев: сухие крапивные волокна – вещь непослушная. Опасаясь, что нить выйдет очень хрупкой и будет все время рваться, я вначале не пользовалась прялкой и пряла самым что ни на есть архаичным способом: в левую руку взяла кудель, а правой вытягивала из нее волоконца и наматывала на коротенькое веретенце (карандашик), которое тоже держала в правой руке. Результат превзошел все мои ожидания: нить получалась тонкая, ровная, прочная, а из-за длинных волокон прясть крапиву оказалось намного проще, чем шерсть.
   Гораздо сложнее обстояло дело с тканьем из этой нитки, особенно если кудель была недобросовестно вычесана. Грубые частички костры, даже очень маленькие, способствуют перетиранию нитей основы: приходится ткать бережно, практически не подбивая. Если свить нити в двойные – получается очень грубое полотно. Вывод: не жалеть сил и времени на вычесывание крапивных волокон и, хочется верить, мы получим такую ткань, которая любого лебедя превратит в прекрасного принца!

   Огромное спасибо Лейву, Мстиславе, Весне и Шуре за подготовку этой статьи.


Hosted by uCoz