Старая Ладога.

Кугно Галина (Заря)

Историческая справка

   Ладога была основана в середине VIII в. и тогда же приобрела международную известность и очень важное стратегическое значение. Этим город обязан своему выгодному месторасположению на пути «из варяг в греки» и «из варяг в арабы». Сюда обитатели северных лесов свозили лучшие в Европе меха. Всему лесному северу Ладога поставляла ювелирные изделия, оружие, предметы быта.
    Особенностью города является отсутствие чисто земледельческих пригородов, поскольку его экономика была направлена преимущественно на внешние связи, на обслуживание водного транспорта (1).
    По пестроте национального состава этот город, где встречались славяне, финны, скандинавы, арабы, фризы, саксы, волжские болгары и хазары смело можно сравнить с городом Волином, о котором в то время говорили так: « Что же касается нравов и гостеприимства, то нельзя найти людей честнее и радушнее» (1).
    В 862 г., вероятно, после смерти князя Гостомысла, последнего представителя славянской династии, словене, кривичи, чудь, весь и меря, собравшиеся в Ладоге, решили пригласить скандинава Рюрика с братьями на княжение. Причины этого шага летописец объяснил известной фразой: «Земля наша велика и обильна, а наряда нет».
    Рюрик привел в город новых поселенцев, создал действенную систему управления северорусскими городами, и, возможно защитил северные племена от набегов варягов, однако вскоре узурпировал власть от местных старейшин. Так было положено начало династии Рюриковичей. В дальнейшем столицей державы стал Киев, а Ладога осталась личным достоянием великокняжеского дома и лишь в XII веке превратилась в провинциальный город новгородской земли.
   

Крепость

   В последней четверти IX в., уже во времена княжения Рюрика, была построена первая на Руси каменная крепость. Первоначально высота ее стен, судя по упавшим блокам, составляла не менее 3 м при ширине 3м. Крепость имела одну, а, возможно, и несколько башен и представляла собой каменный «панцирь», присыпанный землей (2). Каменное строительство в городе развивалось и дальше и в XII в. достигло небывалого размаха. Например, в прибрежной части Волхова была открыта уникальная для древнерусской архитектуры арка для подъема воды и грузов.








   

Занятия жителей

1. Торговля.

   Своеобразной универсальной валютой Север­ной и Восточной Европы в раннем средневековье была серебряная арабская монета - дирхем. Монеты ценились на вес и часто резались и рубились. Поэтому непременным атрибутом купца, да и просто состоятельного человека были складные весы с набором гирек. Любопытна находка подвески, выполненной местным мастером в подражание дирхемам. Знаки на нем лишь отдаленно напоминают арабскую вязь. Возможно, это первая фальшивая монета, зарегистрированная на Руси.
    Существовала в то время на южном берегу Ладожского озера и еще одна валюта. Это бусы из цвет­ного стекла, сердолика, янтаря и горного хрусталя. Бусы везли сюда из Средней Азии и Византии, а со временем стали изготавливать на мес­те. Они были расхожей монетой при скупке пуш­нины у местных охотников. Потом на рынках Волжской Булгарии эти меха продавали за полно­весную серебряную монету арабских халифов.
   

2. Война

   Воин и купец в те времена зачастую явля­лись в одном лице. Многие, ве­роятно, жили здесь подолгу и даже обзаводились семьями. Их дети начинали учиться ремеслу отцов с малолетства, о чем свидетельствуют находки игрушечных деревянных мечей, почти до мелочей копирующих настоящие. Археологические находки гово­рят об использовании в Ладоге всего комплекса наступательного и оборонительного вооружения той поры. Это железные топоры, наконечники копий, дротиков, стрел. Одна из ранних находок - наконечник дроти­ка, найденный в сопке еще в начале XIX в. Подобные наконечники-ангоны, непосредственными прототипами, которых являются пилумы - копья римских ле­гионеров, были широко распространены на территории Финляндии в VII-VIII вв. Редчайшей находкой является фрагмент кольчужного плетения. Он относится к рубежу VIII—IX вв. и на сегодняшний день, пожалуй, древнейший на терри­тории Руси.
   

3. Ремесло

   Ладога по праву может называться и городом мастеров-ювелиров. Почти в каждом доме обнаружены следы ювелирного производства (2). На территории города найдены мастерские по производству железа, стекла, изделий из кости и бронзы. Древнейшими в раннесредневековой Европе оказались ювелирно-слесарная и литейная мастерские с набором не менее чем 28 инструментов: судя по его составляющим, мастер, трудившийся в Ладоге около VIII века, мог осуществить самые различные виды работ – от ковки ножа до ремонта корабля (3). Самой древней считается двусторонняя каменная литейная форма, на одной стороне которой видна трехрогая лунница, на другой – крестовидная подвеска.
    Обычным видом ремесла была обработка кости и рога: найдено множество костяных гребней. Обилие гребней и их заготовок свидетельствует о том, что изделия экспортировались из города. Из кости изготовлялись также ложки с причудливыми узорами, которые были, скорее всего, предметом роскоши (3).
   

4. Домашние промыслы.

   Большое значение в жизни ладожан имели различные домашние промыслы. Благодаря пре­красной сохранности органических остатков этого времени до нас дошли орудия обработки сырья, которое давало земледелие и скотоводство: чесало, трепало (для обработки льна), веретено с костяным пряслицем, грузило от вертикального ткацкого станка, сапожные колодки. Основным мужским инструментом был, конечно, топор. Им расчищали пашню от леса, и из этого же леса строили дом, причем при постройке вполне могли довольство­ваться топором как единственным инструментом. В конфликтах же с соседями насаживали его на рукоятку подлиннее и в таком виде пользовались как вполне весомым аргументом (3). Более мелкую работу выполняли ножом, небольшой хо­зяйственный нож являлся не­пременным атрибутом как мужского, так и женско­го костюма. Эти ножи - одна из самых массовых категорий находок в Ладоге.
   

Ткани и одежда.

   При раскопках староладожского городища были найдены образцы ткани, которые, благодаря большой важности культурного слоя, не подверглись разрушению и сохранили эластичность и свой специфический характер переплетения.
    Образцы представляют собой льняные, шелковые, шерстяные куски различного размера. Подавляющее их большинство – шерстяные. Они вытканы в основном из тонких нитей, расположенных по 6 -18 в основе и 4-12 по утку. По приему тканья представлены 2 группы: полотняные и саржевые (их большинство) (4). Рисунки саржевого переплетения здесь различные: обычное диагональное, «в елочку», «в ромбик». На одном полотне рисунок может чередоваться. Среди саржевых тканей встречаются и ворсовые, причем на некоторых ворс так сильно свалялся, что может быть ошибочно принят за войлок (4).
    Внимание тех, кто любит ткать, следует обратить на то, что в старой Ладоге мы встречаемся с исключительным явлением, когда на обрывках шерстяной ткани сохранены начальные и боковые кромки. Они могут быть вытканы на дощечках или выполнены в виде мешка, валика, полотняным переплетением.
    Все образцы тканей из волокон растительного происхождения, кроме одного, выполнены полотняным переплетением. Шелковые ткани (их всего 2 экземпляра) – саржевого переплетения, довольно плотные, плохо сохранились. Один из образцов – полоска, пришитая к тонкой льняной одежде.
    Войлок сохранился в основном в виде бесформенных обрывков и обрезков, но есть и определенные вещи - кусок войлока с кистями (по-видимому, часть наплечного платка), 2 куска войлока, намотанные на палочки.
    Можно предположить, что ткани, найденные в Ладоге, были привозными, но, безусловно, ткани изготовляли и на месте. Здесь разводили овец и реже – коз, производили ткани изо льна – об этом свидетельствуют найденные орудия его обработки: чесала, трепала, деревянный гребень.
    Чесала употреблялись для сбивания головок растения со стеблей.
    Трепала – ножевидные орудия – служили для «выделения» волокна из стебля.
    В Ладоге в большом количестве найдены пряслица из кости и глины, реже – каменные. Встречаются и свинцовые пряслица. Первая на территории Ладоги прялка была найдена в единственном экземпляре в 1911 году Н. И. Репниковым и представляла собой «простейшую прялку, вытесанную из одного ствола дерева (ствол и сучок)» и округлой подставкой, которой, скорее всего, пользовалась женщина одного из северорусских племен. Найдена и гребнеобразная прялка, по этнографическим данным, такие прялки употребляли великорусы, белорусы, украинцы, литовцы, мордва. На таких прялках пряли лен и коноплю, реже. Есть археологические подтверждения употреблению в Старой Ладоге вертикальных ткацких станков (грузила, найденные во множестве, ткани с боковыми и начальными кромками) Вопрос об использовании горизонтальных ткацких станков в данную эпоху на данной территории остается открытым (4).
    Что касается собственно одежды, то при раскопках встречено довольно много обрывков, восстановить по которым крой одежды в полной мере невозможно.
    Например, найден целый рукав, сшитый из толстой шерстяной ткани саржевого плетения, на рукаве сохранился продольный шов, низ рукава подвернут и подшит такой же ниткой.
    На одном из найденных кусков льняной ткани обнаружен внутренний карман, возможно, самый древний в истории славянского костюма. К льняной ткани пришита полоска коричневой шелковой ткани. Край на образцах подвернут в 3 раза и пришит более тонкими нитками, чем все полотно, или другого цвета.
    Найдена тонкая шерстяная ткань саржевого переплетения с рельефными полосками на расстоянии 0,5 см друг от друга. Можно предположить, что это следы плиссировки, подобно образцам, найденным в скандинавском могильнике Бирка. Ладожане носили мягкую кожаную обувь. Сапог, как и лаптей, ладожане, судя по археологическим данным, еще не знали и ходили в невысоких башмаках (3).


   

Жилища

   Первые Рюриковичи по-новому организовали жизнь своего города. В начале IX в. ладожане строили пятистенные дома. По соседству с этим жилищем находилась производственная зона (например, горн и предгорновая яма) (1). Жилая и производственная зоны были разделены канавами, скорее всего, служившими для вытаскивания на сушу речных судов. Участки, разделенные канавами, составляли около 7 м и тянулись к реке. Скорее всего, человек, живущий в постройке, рядом и работал - достаточно было перешагнуть канаву. Отмечается, что сходный план застройки с мастерскими был обнаружен в датском городе Рибе. Участки земли шириной около 7 м также выходили своими торцами к воде.
    Датируются X-XI вв. части большого дома с очагом в центре и наружной галереей. В его отделке использовались доски кораблей. Судя по историческим описаниям, подобные дома служили пристанищем командам кораблей. Эти люди занимались дальней торговлей, на остановках строили для себя коллективные помещения, где жили, пока шла торговля, ремонтировали суда, зимовали.
   

Погребения

   Территория города была окружена могильниками. Могильники, или сопки, возвышались над местностью и были объектом поклонения горожан своим усопшим предкам (2). В них, как правило, хоронили не более четырех человек, тела которых чаще всего сжигали в стороне от места погребения. Вблизи города представители различных этносов хоронили своих умерших в определенных местах. Так, напротив крепости обнаружен норманнский могильник 9-10 вв, его отличает то, что тела умерших кремировались на месте. Некоторые норманны захоронены в ладьях, и на кострищах найдены корабельные заклепки.
   
   
       Среди сопок возвышается одна из самых величественных, которую местная традиция связывает с погребением князя Олега Вещего. При раскопках в ней обнаружены остатки трупосожжения, наконечник копья с расходящимися шипами, дротик, древесные угли, кусок железа, похожий на задвижку от замка. Следует заметить, что погребения около Старой Ладоги редко сопровождались такими заупокойными вещами, по которым можно определить точно статус умершего (2), это скорее всего связано с отдаленностью погребального костра от сопки, о чем уже говорилось выше. Исключениями являются найденные набор гирек и подвеска со знаками Владимира Святославича и Ярослава Мудрого . Такие подвески служили верительными знаками князей для представлявших их лиц (3). Западнее Волхова, в окрестностях города, этническое своеобразие захоронений не так четко прослеживается. Недалеко от одной из приладожских деревень обнаружено парное захоронение – мужчины и женщины. Они были совершены одновременно по разным сторонам очага, на кото­рый поместили предметы, необходимые для приготовления пищи: железный котел с цепью и сковородник с лопаточкой на конце . При этом мужчи­на был предварительно кремирован, а женщина - нет. Состав находок объединяет традиционные скандинавские и финские предметы: бронзовые застежки-фибу­лы, к которым прикреплены две подвески в виде конских головок с привесками-лапками на цепочках. Подобные украшения ти­пичны для финского женского костюма. В мужском погребении с секирой и мечом европейского производства найден серебряный наборный пояс. Мода на такие пояса пришла на Русь из степей Поволжья и Подонья (3).
    К первой половине XI в. относятся найденные в могильниках браслеты, височные кольца, застежки-фибулы новгородского изготовления, они сочета­ются с традиционными финскими украшениями, например, подвесками в виде уточки. Утка, согласно финскому фольклору, достав со дна древнейшего моря щепотку земли, создала первую сушу, на которой и расселились все существа, в том числе и человек.
   

Литература.

  1. Ладога – город эпохи викингов на европейском пути Запад – Восток. А. Кирпичников. «Восточный путь», Таллинн, 1995 г.
  2. Старая Ладога. История и достопримечательности. А. Кирпичников, Л. Губчевская. «Славия», С.-Петербург, 2002 г.
  3. Старая Ладога. Древняя столица Руси. Б. С. Короткевич. Издательство Государственного Эрмитажа. С.-Петербург, 1998 г.
  4. Старая Ладога. Древняя столица Руси. Б. С. Короткевич. Издательство Государственного Эрмитажа. С.-Петербург, 1998 г.

обучение машиниста котельной . вызов электрика бесплатно.
Hosted by uCoz