МОСКОВСКИЙ ДАУН-КЛУБ
И
МАГИСТР ДАУНИСТИЧЕСКИХ НАУК М.РАШ
представляют
Вашему вниманию

БОЕВОЙ ХОББИТ
или
ПРОГУЛКА ТУДА И ОБРАТНО В РИТМЕ СТЕБА!

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!

ВСЕ УПОМИНАЮЩИЕСЯ СОБЫТИЯ
И
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА ЯВЛЯЮТСЯ
ВЫМЫШЛЕННЫМИ.
ВСЯКОЕ ИХ СОВПАДЕНИЕ С РЕАЛЬНЫМИ-
АБСОЛЮТНАЯ СЛУЧАЙНОСТЬ!
(а может и нет.)
РАШ

P.S. Б.Б.- это НЕ Батыршин,
просто так получилось!

При перепечатке ссылка на Даун-клуб обязательна!

ПРЕДИСЛОВИЕ К 2 ВЕРСИИ.

Эта вещь была написана зимой 1994-летом 1995гг.Представляет она пародию, причем не столько на собственно "Хоббита",сколько на то, что получается из известного произведения на игровом полигоне. В "Боевом хоббите" были использованы некоторые игровые байки и анекдоты, основанные на реальных игровых событиях 93-95годов. Некоторые персонажи так же списаны с живых и реальных людей, некоторые - вымышлены.
Предназначалась моя рукопись в основном для нашей институтской компании, со студенческих времен окрестившей себя "ДАУН-КЛУБОМ",однако в результате нашего общения с тогдашней игровой тусовкой рукопись была размножена, а так же брошена в сеть ФИДО, где и затерялась среди многих других.
В связи с выходом на экраны художественного фильма "Властелин Колец" я восстановил текст, внеся в него небольшие стилистические поправки, необходимые для понимания теми людьми, которые не помнят или не знают о событиях, послуживших первоисточником. Этих поправок немного и основного содержания текста они не меняют. По сохранившемуся в архиве эскизу восстановлена так же обложка.
Имена и названия взяты мною по "Хоббиту" изданному в 1976 году, кажется в издательстве "Детская литература". Исключением является лишь авторский псевдоним. Раш - это мое игровое имя в то время, под ним меня и знают до сих пор среди ролевиков.
Надеюсь, что никого не обидел и не оскорбил этим текстом. Как говорит один мой персонаж:"Так ведь оно все так и было. Почти".

С уважением, RАШ.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Жил-был в норе хоббит. Впрочем, это уже не оригинально. Мало ли где может жить приличный хоббит. Да и неприличный тоже. Собственно в Средиземье жило-было довольно много хоббитов, объединенных в три рода: хоббоборотни, грахоббиты и хранители.
Хоббоборотни издавна славились своей приспособляемостью к различным жизненным обстоятельствам. Верховодил у них род Глюков. Обычный хоббоборотень в принципе малоопасен и потому не интересен. Максимум, на что его хватает - это прикинутся чайником. Достаточно плеснуть в него кипятку и он линяет. Но Глюки... Они прикидывались бревнами, которые горят в огне, люками, в которые можно провалиться и прочими удивительными вещами. Прадедушка Глюк Третий умел прикидываться поллитровкой. Стоило пропустить глоток прадедушки, как у любого развязывался язык. Прадедушке оставалось лишь стоять на столе и слушать. Правда, нередко после такой работы онбывал полностью опустошен и разбит, но дело того стоило.
Грахоббиты специализируются на ненасильственном изъятии материальных ценностей. Если у кого-то возникала необходимость разыскать клад, похитить документ, выкрасть узника - шли к грахоббитам. Двери грахоббитчьих нор украшал знак, с древнейших времен используемый представителями их профессии - плакат с портретом хозяина норы и броской надписью"РОЗЫСКИВАЕТСЯ".Гонорар за работу обычно равнялся величине награды за поимку.
Третьим родом были Хранители или Боевые Хоббиты. Со времен походов Бильбо и Фродо стало модно, отправляясь в мало-мальски опасный поход, брать с собой одного-двух хоббитов. Если цели похода достичь не удавалось, хоббиты до дома не доживали и либо они возвращались со славой и богатством, либо не возвращались вообще. Так, в полном соответствии с теорией естественного отбора, начали выживать самые ловкие, сильные, смелые. Хранители учились владеть оружием, обзаводились доспехами, постепенно превращаясь в нечто непотребное с точки зрения хоббитов. Хранителей не то чтобы боялись, но побаивались. Хранителям покровительствовал сам Гендальф, с которым в Средиземье мало кто рисковал связываться. На редкость пронырливый и не в меру любопытный, за что его в свое время и поперли из Валинора, маг мотался по всему Средиземью. И всюду, где он появлялся, начинались пограничные конфликты, стычки и недоразумения с соседями.
-Я там, где трудно, - любил повторять волшебник.
-Да, где ты, там трудно, - вздыхало Средиземье. Проблема была в том, что маг раздобыл действующую модель Кольца Всевластия. Как только волшебнику становилось скучно, он подкидывал колечко подходящему гаду. На зов Кольца начинали собираться недобитые силы Тьмы. Гендальфу оставалось лишь подобрать светлого Героя и отдать общие распоряжения о разгроме врага. Изрядно поредевшие армии Моргота давно не являлись реальной боевой силой. Орков резали, Барлогов гасили, шкурами волков украшали заборы и Гендальф, особенно не напрярягаясь, становился национальным героем. Выжав из народного энтузиазма все, что можно, маг забирал себе Кольцо и уходил на поиски новых приключений.
И вот в одно прекрасное утро.....

ГЛАВА 1.

В одно прекрасное утро жил-был в норе хоббит. Вокруг него в своих норах жили другие хоббиты, а вокруг них - еще хоббиты, так что местность сильно смахивала на прииск времен "золотой лихорадки".Вся поляна была покрыта ямами, из которых кое-где торчали взъерошенные головы их владельцев.
Хоббиты... .А кстати, почему их называют хоббитами? К почтенному Бильбо эти существа не имеют никакого отношения, по крайней мере, на первый взгляд. Плечистые, рослые, с замашками маньяка-одиночки и скромными потребностями изнеженных Валинором эльфийских владык. От людей нынешние хоббиты отличаются лишь попытками сделать себе хоть какую-то норку. Впрочем, встречаются оригиналы, которые жить в норах решительно отказываются. В основном это те, кто в метро боком входит, чтобы колонну плечом не своротить.
Но наш хоббит жил именно в норке. Кто ее выкопал и зачем, не ясно, но по мнению хоббита нора была вполне благоустроена. Начиналась она местами круглой фанерной дверью с нечищеной медной ручкой посредине. Если дверь откатить в сторону, открывался длинный узкий коридор, из которого несло дымом и гарью. Справа - фургон провизии для кормления хоббита, а слева - маленькая тележка со всем остальным. Всюду набиты крюки, крючья, крючечки, за которые гости цепляются одеждой. Из-за этого хоббит ходит по норе без штанов и очень любит гостей. По сторонам изредка попадаются дверцы. Это кладовые для хра нения собранной с крюков добычи, оружейни, кузни, темницы и казематы. Казематы отличаются от темниц тем, что в них слева есть окошко, сквозь которое все равно ничего не видно, поскольку все окошки замазаны все той же зеленой краской. Так что как ни стараются хоббиты создать себе именно жилье, все у них получается какое-то подобие Барад-Дура.
Посреди этого бардака можно найти хозяина. Еще издали слышан его утробный смех(а смеются они, как правило, два раза в день, если получится).Бороды у них нет, только если они уже побрились. Одеваются в камуфляж желто-зеленых оттенков. Башмаков не носят, так как поголовно обуты в кросовки. Голова покрыта бурым мехом, иногда своим.
Итак, наш хоббит, назовем его для краткости Б.Б., хотя вообще-то его звали Бульба Бульбинс, стоял на крылечке возле зеленой фанер ной двери, опираясь на трубку, такую длинную, что она почти касалась его ног. Трубка считалась семейной реликвией - дедушка Б.Б., тоже Б.Б. спер ее на одной из первых ХИшек.
И как раз мимо проходил один из местных Гендальфов. Собственно он проходил мимо в шестой раз, но хоббит, опасаясь, что маг напросится в гости, прятался за дверью как за щитом. Магу это надоело и пройдя мимо двери, он резко повернулся, столкнувшись лбом с хоббитом, неосторожно выглянувшим из-за двери-щита.
-Неигровая зона, - пискнул хоббит. - Ты меня не видел.
-Кончай пургу гнать, Б.Б., - сказал Гендальф и достал мастерский Сертификат.
-Не пойду, - фыркнул хоббит, - надоело. В прошлый раз еще до Элронда еще не дошли, а Барад-Дур уже вынесли, Дунланд с Роханом закорешились, Саурон в кабаке Кольцо Всевластия за банку тушенки толкнуть пытался, с неба медведи сыпятся. Бардак, не пойду.
-Так что теперь, ХИ отменить? - холодно возразил маг. - А на два срока в Мандос не хочешь? Я уже и гномов собрал, так что смотри.
-Ну что ты, Генд, шуток не понимаешь, - испугался хоббит. - Сразу два срока, два срока. Подходите, только пожрать принесите.
С этими словами Б.Б. повернулся и юркнул в круглую зеленую дверку и поскорее захлопнул ее за собой, стараясь в то же время не хлопать слишком громко, чтобы не вышло грубо, - все таки волшебник есть волшебник.
Гендальф подошел поближе и острием посоха нацарапал на зеленой двери некий малопристойный рисунок, снабдив его разухабистым комментарием. Затем он зашагал прочь, посмеиваясь.
За дверью хоббит чавкал тушенкой. Подкрепиться было необходимо, денек предстоял еще тот.

ГЛАВА 2,
рассказанная гномом Двалиным, участником Похода.

Cижу я, значит, однажды вечером у себя, сижу, делать нечего, скука берет. Вдруг звонок. Звонит, значит, Торин и говорит, что есть, значит, маза и надо ее обмозговать. Ну я, значит, на телефон, поднял Балина, тот - Кили и Фили, эти всегда вместе тусуются, и так по цепочке.
Ладно, завалились мы на хату какого-то мохнолапого хоббита. Собралось гномья, человек двенадцать, плюс хозяин. Сидим и друг на друга таращимся. Вдруг дверь распахивается и впадают Торин с Гендальфом. Торин уже на взводе, а Гендальф только что с поезда, он даже бороду привязать не успел, в руке держит. Торин стряхивает с себя Гендальфа и задвигает речь.
-Мужики! Гномы, мать ваша подгорная! Барук казад, остальное пофигу. И вообще пошли, а то просто пить уже надоело. Подумаешь, дракон, в гробу его видели, птеродактиль стукнутый.
Вообще-то Торин на такие речи мастак, но я сразу смекнул - Гендальфа идея. Он маг-то неплохой, но на заморочках у него явно крыша поехала. Помню, как они с Саруманом, значит, поспорили, кто быстрее магией тролейбус вызовет. Ну, Саруман по жизни дятел, а Гендальф не знал, что линию на профилактику вырубили. Все, значит, заклинания пели да руны на тротуаре чертили. Чуть не лопнули тогда от натуги. Cаруман с тех пор резко почернел и с Гендальфом не здоровывается.
Так и решили, значит, что так и пойдем: гномы, Гендальф, и хоббита с собой потащим, дорога ведь дальняя, а маньяков много. Всех вынесем, сами ляжем, но Игру сделаем. Ну и пошли. Вот так, значит, все и случилось.

ГЛАВА 3.

На следующее утро Б.Б.проснулся довольно рано... для хоббита. Собственно, утром это назвать было трудно, солнце клонилось к закату. Самое время закусить перед обедом.
Б.Б.потряс головой, пытаясь избавиться от последствий вчерашней пьянки с гномами. Всю ночь хоббита мучали кошмары. Ему снились гномы с горящими как светофоры глазами, Гендальф, жонглирующий колечками дыма, свирепые драконы карманного формата и прочие малоприятные вещи. Кроме того, гномы всю ночь музицировали. Б.Б не был большим знатоком музыки, однако до вчерашнего вечера он считал, что на такое сочетание звуков способен лишь дракон, которому что-нибудь прищемили дверью.
От драконов мысль хоббита по-пластунски переползла к столь же милым его сердцу гномам. Увы, если дракон был один, теоретически, да еще и очень не скоро, то гномы были здесь, практически и все. Гномы спали штабелем, как это водилось у них испокон веков из-за недостатка жилых пещер. Зрелище было душераздирающее. Отдельные части гномов торчали из штабеля во все стороны. В целом ощущение было такое, что как минимум на одного дракона Торин и Ко уже на поролись.
Поодаль, разбросав по столу ноги в длинных сапогах дрых непоседа Гендальф. Величавое лицо его было полускрыто надвинутой на глаза шляпой. То, что оставалось на виду, светилось умом и доброжелательностью, но серебряные ложечки Б.Б., торчащие из кармана волшебника, почему-то смазывали общее впечатление.
Поняв, что вчерашнее событие не было кошмарным глюком, Б.Б.растолкал Балина. Каждый, кому приходилось будить пьяного гнома знает, что дело это не из легких, поэтому, достигнув желаемого результата хоббит прислонил гнома к стенке и наскоро обмыл успешное начало. Балин пришел в себя, растолкал Двалина и подсел к Бульбо. Двалин опрокинул на Кили и Фили кувшин воды и присоединился к честной компании. Так и пошло. В итоге Гендальф проснулся от дикого рева и обнаружил в наличии хоббита мертвецки пьяного - 1 шт., гномов - 12 шт. в том же состоянии и одного абсолютно багрового Торина, который и ревел что-то о справедливости, оторванных головах и скотах без капли совести. О наличии совести у штабеля пьяных гномов судить трудно, но спиртного точно не было, чем и объяснялось состояние Торина.
Рассудив, что первый день Похода вполне удался, волшебник ловко выудил из уха Торина металлическую фляжку с надписью"Кисловодск", одним глотком опустошил ее и плюхнулся обратно на стул.
Наутро Б.Б. вылез, зевая из палатки, раскинутой на скромной хоббитской кровати на 16 персон и мутным взором непротрезвевшего Наполеона оглядел окрестности. Ни гномов, ни Гендальфа. Ни мебели, ни ценостей. В норе оставались кровать, палатка, Б.Б., с полдюжины пустых бутылок и носок у двери, явно потерянный при бегстве. На двери чем-то острым было накарябано послание гномов. Содержание было туманным, что-то про сердечную благодарность, похоронные издержки и профессиональную помощь при ремонте норы. Бульбинс в сердцах плюнул на послание. Сбитая плевком дверь вылетела из косяка и стукнулась обо что-то мягкое. В дверном проеме показался Гендальф, держащийся за ухо.
-Ну что, мин херц? Все готовы, только тебя и дожидаемся, а ты тут мозоли натираешь на рабочем месте или как у тебя ЭТО называется? Живо ноги в руки и бегом, гномы ждать не будут.
-Но... - начал Б.Б.
-Никаких но, - отрезал волшебник, пряча в карман носок.
-Но ведь... - сделал еще одну попытку Б.Б.
-Никаких но ведь! Бегом марш!
-Кто последний, тот мастер! - крикнул Б.Б. и побежал на всех своих мохнатых и волосатых ножках к месту сбора. Маг только хмыкнул ему вслед и потащил кровать к выходу.
Б.Б.нашел гномов в вокзальном буфете. Те радостно сообщили, что поездов мастерским произволом не будет - не соответствуют эпохе. Спотыкаясь на каждой шпале тяжело навьюченный оружием, выпивкой и динамитом караван медленно потащился на восток. На первом привале их нагнал Гендальф, совершено бесподобный верхом на какой-то кляче с именем длинным, как ругательство в пивной. Маг уверял, что привел этого скакуна из Валинора, но штамп местной скотобойни доказывал, что Гендальф несколько не прав.
Впрочем, шли весело. Гендальф подарил хоббиту его лучший носовой платок с монограммой "Б.Б.", а гномы - чуть-чуть полинялый, кое-где потертый и почти целый капюшон. Темнело. Хоббит стал входить во вкус походной жизни, но тут за деревьями мелькнул огонек. Гномы переглянулись, подмигнули друг другу, достали топоры и, разойдясь кругом, поползли вперед. Хоббит вздохнул, обнажил клинки и пошел следом.

ГЛАВА 4,
рассказаная троллем Вильямом, хозяином
кабака"Троллиное плато".

Да, сударь, конечно помню. Они же через меня шли, через трактир. У нас любой, кто на подвиг собрался или в Поход какой, так сразу к нам. Это батя мой трактирчик отгрохал, а батя мой был, скажу вам, сударь, кремень, тролль старой закалки. Сам место подобрал, сам обстроил, сам к себе клиентов в мешке таскал, пока дело не наладил. И ведь никто и ничего! А клиенты у нас разные, сложные у нас клиенты. Следопыты заглядывают, маги. Ну эльфы, орки, люди, само собой. Вон видите, итилийцы сидят. Прям из засады, небось. Да, да, в зеленом. Во, один все огурец откусить не может. Маска на лице мешает, а снять не может, по ихнему уставу не положено. Звери и те иной раз забегают. Место больно хорошее, сударь. Пещеры, скалы, воздух целебный. Одно слово - природа. Вот что плохо - маньяков много. Вобьет такой себе что-нибудь в голову и вперед, за приключениями. Орет, мечем машет, того и гляди глаз выбьет. А сколько мебели порубили...
Что, сударь? А, сударь, конечно, хоббит. Да, ввалились они тогда, я думал, пещеру снесут. А как хоббита увидел, все думаю, плохо дело. С ним даже десятихитовый боевой тpолль связываться не будет, себе дороже. Видел я этих хоббитов... в гробу, в белых тапочках. Вы уж не обижайтесь, сударь, но уж больно страшноватый они народец. Ростом против нас невелики, но в остальном - у, качки мохнолапые. Если бы не хоббит, я бы с гномов сразу деньги стребовал, потому как заставить гнома расплатиться после того, как этот гном упился и уелся - дело безнадежное, на такое дело даже батя-кремень не способен был.
И вот, сударь, ввалились они, а братец Берт не разглядел, что с ними Боевой Хоббит и говорит, что, мол, это за социум на ночь глядя пожаловал?
Он, братец Берт, у нас в семье самый умный, в Мордорской Академии три года головой потолок подпирал, а потому к трактирному делу совершенно не способен, только трепаться мастер. За стойку мы его не пускаем, в зале с клиентами работает. Ну, клиенты у нас сами видите, а Берту, дубине, интеллектуальную беседу подавай. Вот помню, как он как-то в запале давай доказывать, что Средиземье развивается по теории Дарвина, а Орк-то самое пропавшее переходное звено между Человеком и Обезьяной, которое до сих пор ищет вся современная наука. А в зале - десяток Урукхая да соседи наши, орки с Мглистых Гор. Как они вскочат. Братец Берт до сих пор при слове "Орк" под стол прячется. Ну, орки - это орки, а тут хоббит. Пришлось мне всю компанию за счет заведения пивом поить. Братец Берт, он, конечно, у нас самый умный, но все равно жаль, родич ведь, понимаете, о чем я толкую, сударь?
Ну и намучились мы с этими гномами. Каждый заказывает что-то свое и нет, чтобы хоть поблагодарить. А тут еще такое случилось. Заспорили мы, что гостям подавать - поджарить на медленном огне, мясца накрошить и сварить или отбивную сделать. Ладно, решили, что жаркое сделаем сразу, а на стол подадим немного погодя. И тут, сударь, Голос.
-Чего хорошего жарить сейчас, всю ночь провозимся.
Голос вроде мой, сударь, а говорю не я. А братец Берт говорит, что не начинай, мол, Билл, снова, а то точно вся ночь пройдет. Да я разве что говорю, сударь? Я ж согласен, но Берт руками машет, споришь, мол, а время идет.
Ладно, договорились в конце концов хоть супу сварить. Притащили котел, собрались его на огонь ставить. И тут снова Голос, но уже вроде Тома, это средний наш, вон стоит.
-Да не стоит ничего варить! Воды нет, а до колодца топать далеко, - говорит вроде Том.
Мы ему говорим, мол заткнись, а то сам за водой и пойдешь. Но Том на меня смотрит квадратными глазами, а гости голодные, сервис не обеспечен, позор всему троллиному роду. Решаем, что сейчас мы гномов так уложим, а накормим потом, все равно эти бородатые паразиты упились на халяву и лыка не вяжут.
-Кто у них тут самый главный? Кого первым в номер нести? - спрашиваю.
-Этот, в желтых чулках, - говорит Берт.
-Ерунда, в серых, - опять Голос, совсем как мой, чума его забери.
-Я запомнил - в желтых, - настаивает Берт.
Да ясно, что в желтых, все знают, что в желтых, но кто-то ведь утверждает, что в серых. Надо же разобраться, с клиентами же работаем, не с бревнами.
Разобрались! Просовывается в дверь хитрая рожа, а на улице - рассвет!
-С добрым утром! - ясно, Гэндальф со своими шуточками, майяр недоделаный. Ведь только и умеет, что с сосны шишками кидаться, а все Средиземье от него плачет.
В прошлый раз помню, сидит у нас.
-Давай, - говорит - гостей повеселю, фейерверк сделаю. О, думаю, хорошая идея, наконец-то и от Гэндальфа польза. Кто мог подумать, что этот идиот его прямо в зале устроит. Чердак сразу сгорел, двери повышибало, половину спален спалило, а наш пиротехник - за дверь и исчез на полвека. И вот вернулся на нашу голову. Нам, троллям, прямой солнечный свет противопоказан. Каменеем мы на солнце. Умный Берт называет это"защитной реакцией организма типа мимикрии",но от этого не легче, кому охота в булыжник превращаться. Да только все, окаменели мы, а гномы протрезвели, спиртное сгребли и наутек.
Вот оно как было, сударь. Нет, какие деньги, на что они нам? А вот не затруднит вас согнать с меня пару ворон? О, весьма благодарен. Простите, если заговорил вас, да уж больно скучно здесь торчать. Заходите, когда время будет.

ГЛАВА 5.

Спрятав рюкзак с добычей, взятой у троллей, компания двинулась дальше. Полигон содрогнулся и затих. Вокруг было пустынно. Гномы начали роптать и жаловаться на отсутствие благородных развлечений. Грабить было действительно некого, вдобавок кончалось спиртное.
Наконец показалась развилка. Гномы, Гэндальф, Бульбинс столпились, разглядывая обе дороги. Правая была вытоптана и многообещающе усеяна пустыми бутылками. В ее начале была укреплена бумажная стрелка с надписью "К Дому Элронда". Вторая тропа порядком заросла и терялась в кустах. Надпись на ней гласила "ЭТО НЕ ТА ДОРОГА!"
-Куда же нам свернуть? - задумался Гэндальф, - если мы пропустим дорогу, то пропадем. По первоисточникам впереди дом Элронда, но где он?
Маг вытащил из кармана потрепанный томик "Хоббита" 1976г. издания и стал судорожно перелистывать страницы. Увы, глава с описанием дороги в Ривенделл отсутствовала ,слишком уж часто использовали книгу для растопки костров.
После долгих и мучительных раздумий маг пробормотал что-то о провокациях Врага и повернул налево. Вереница гномов полезла за ним, поминутно цепляясь бородами за кустарник. Хоббит, шедший последним, ломился напрямик, как бульдозер.
Через десяток шагов обнаружилась другая табличка: "Гэнд! Идиот! Вернись, ты опять не туда свернул!" Гэндальф обиделся, снял табличку и швырнул ее в кусты. Там что-то вскрикнуло и упало. Раздался взрыв дружного хохота.
-Хм, пахнет эльфами! - подумал Б.Б. и посмотрел на звезды. Они мерцали подозрительным ярким голубым светом. И тут за деревьями взвыли дурным голосом, бряцнула струна расстроенной гитары. Эльфы готовились к вечернему песнопению. Там и сям между деревьями замелькали огоньки фонариков. Высокий эльф выпал из кустов на тропинку.
-Добро пожаловать в долину! - произнес он и уполз обратно в кусты.
-Благодарю Вас! - чуть-чуть сердито ответил Торин, но Гэндальф уже вытаскивал эльфа за ногу обратно на тропу.
-Вы немного сбились с дороги, - сказал эльф, - Вам надо было направо, но мы знали, что вы все равно не туда попретесь, раз вас Гэндальф ведет. Ступайте к Элронду. Судя по запахам, у них ужин сгорел, так что вам останется.
-Тихо, тихо, Дивные! - остановил эльфа Гендальф. - Скажите лучше, что Элронд - ОПЯТЬ?
-Не опять, а снова, - хором закричали эльфы и заржали.
Выбравшись на нужную тропу, путники отправились дальше. Первым, кто попался им навстречу, был сторожевой эльф, спавший на самой сере дине дороги, раскинув руки и ноги. Волшебник не мог не остановиться и не полюбоваться на него.
-Эк, как важно развернулся! Фу ты, какая пышная фигура! - говорил он, остановивши коня.
В самом деле, это была картина довольно смелая: эльф как лев растянулся на дороге. Закинутый гордо чуб его захватывал на пол-аршина земли. Шаровары алого дорогого сукна были запачканы дегтем для показания полного к ним презрения. Кроме шаровар, на эльфе была строительная каска, покрашенная серебряной краской. Судя по положению плеч, под каской была голова, но проверить эту смелую гипотезу гномы не рискнули.
Часа через полтора Торин и Ко добрались до сооружения, именуемого "Последний приют". Первое, что бросалось в глаза в доме Элронда, был сам Элронд. Он стоял, держась рукой за опорный шест дома. Так как дом кренился в одну сторону, а Элронд - в другую, то в целом конструкция удерживала шаткое равновесие.
-Привет, Эл, - бросил Гэндальф, - располагайтесь, парни и не обращайте на него внимания. Это хроническое. Как начал с Изначальной эпохи, так никак не остановится. Располагайтесь, здесь недурно.
В самом деле, дом Элронда был само совершенство. Там было хорошо всем, поскольку никто не обращал на остальных никакого внимания. Эльфы шли к нему за выпивкой, гномы - за деньгами, люди - за женщинами. Кухню оккупировала группа хоббитов, которые хрустели и чавкали 24 часа в сутки. Элронд никому ни в чем не отказывал, лишь бы к нему не приставали. Он радостно встречал каждого и еще более радостно прощался с ним.
Развернув карту Похода, он долго разглядывал ее, качая головой. Повернул ее, откусил краешек листа и вернул ее гномам, не сказав ни слова. Элронд не очень одобрительно относился к гномам, не очень одобрял их тягу к золоту - а на развалинах веселого города Дейла было так тихо и спокойно.
Наутро путешественники выехали в путь под прощальные вопли эльфов. В Ривенделле делать было больше нечего - Элронд все выпил один.

ГЛАВА 6,
рассказаная в Мандосе орком-пацифистом,
погибшем естественной смертью (т.е. от меча).

Гражданин Мандос! По вашему приказанию душа невинно убиенного орка прибыла. Кто приехал? Зачем? По поводу хоббита? Не для протокола, начальник, наплачитесь вы еще с этим народцем, ох наплачитесь. Дело было так. Мы как раз в засаде сидели. Вдруг - топот, лязг, кто-то песню орет пьяным голосом. Хоббит с гномами прогуляться изволили. Надо брать их, а нас мало. Нас вообще мало, ведь каждый, кто на подвиг идет, с кого начинает-то, точно, с орков. Рубят в капусту, размножаться не успеваем. Мы ж раньше на другой дороге сидели, но когда окрестный народ про засаду узнал и на геройства ринулся, мы сразу ушли оттуда. А эта дорога раньше безопасной считалась, нас здесь и не трогали. Раньше.
Ну кинулись мы на них. Расклад стандартный. На гнома-6 орков, на такого мага, как Гендальф, двоих хватит, остальные - на хоббита. Гномы сразу в боевой штабель, пони - в каре, хоббит - за мечи, а Гендальф тихо исчез. Гномы - в пещеру, мы - за гномами, а хоббит - за нами. Хорошо, что он наших ходов не знает. Правда, в Главный Зал он ворвался и Верховному Гоблину башку смахнул, зато почти половина засады уцелела. Мы по боковым отноркам попрятались, а когда хоббит промчался, вылезли и за ним. Вроде как не он нас гонит, а мы его. Гномы в общей суматохе где-то потерялись, один Торин дагой машет на пятом уровне шестого яруса, глюков в темноте гоняют. Во положение, да? Славы нет, добычи нет, где-то шайка гномов бегает, а самое страшное - вот-вот хоббит вернется. Вдруг сообщают, что он к Горлуму забрел. Ну, думаем, хоть от одного избавились. Размечтались! Только мы с бочонком пива в караулке сели, вдруг возникает хоббит, весь в паутине, но при мечах. Прошелся по караулке, хлебнул пива и совсем было собрался уходить, но в дверях застрял, жилет порвал. Вот тут он и взбеленился.
-О, мои золоченные пуговицы, - орет. - Всех в капусту порублю.
Нам тогда крупно повезло - хоббит уже за порогом был. Пока он обратно не пролез, мы дверь захлопнули и на засов закрылись. Хоббит с той стороны буянит, но у нас двери лучше, чем у гномов, выносятся только по жизни. Побился хоббит своей головой, потом ему это надоело, он плюнул и поперся к орлодрому "Лесная поляна" попутного орла ловить.

ГЛАВА 7.

Итак, Торин и Ко, ведомые спереди неустрашимым Бульбинсом, а сзади - Гэндальфом, успешно преодолели Мглистые горы. Все были заняты делом. Гномы, кряхтя, подсчитывали синяки, полученные при погоне за Орками. Гномья привычка толпой кидаться на врага, размахивая топорами в тесных орочьих подземельях себя не оправдала. Гэндальф перебирал в кармане мелкие, но ценные сувениры, позаимствованные магом в кладовых, а Хоббит теребил Кольцо. Откуда он его взял? А вот откуда.
Преследуя напавших на Торина и Ко горных Орков хоббит заплутал. Не то что бы он заблудился, лабиринты орков по сравнению с хоббитской норой - прямая дорога, но факт остается фактом - хоббит остался один. Где-то позади гномы добивали остатки гоблинской гвардии, а здесь царили темнота и покой. В этой темноте и жил Горлум, молодое и жизнерадостное существо, склонное к легкой меланхолии и черному юмору. Познакомившись в молодости с философией стоиков и дзен-буддизмом, Горлум ушел из дому и обрек себя на бесконечный путь во имя познания Пути. Однако его благородные помыслы были омрачены неким странным проишествием. Однажды Горлум, шествуя к внутреннему самосовершенствованию по весьма пыльной дороге, наступил босой ногой на магическое Кольцо. То, что Кольцо - магическое было понятно даже Горлуму, мало интересовавшемуся мирской суетной жизнью. Средиземье было не той страной, где по дорогам раскиданы простые побрякушки. Наш отшельник попытался поднять Кольцо, но то поползло от него по дороге. Поразмыслив, философ сумел постичь глубинную связь между странным поведением Кольца и цепочкой, тянущейся от кольца в придорожные кусты. В кустах кто-то мерзко хихикал. Это недостойное поведение возмутило скитальца. Горлум обиделся и унес Кольцо вместе с цепочкой. Он отправился в глубь пещер, тянущихся к самым корням гор. Там Горлум хотел познать могучие силы, заключенные в могучем талисмане. Его труды были замечены. В горы ринулись Люди, Гномы, Орки. Зачем им всем нужно было Кольцо, никто не знал, но тянуло к Кольцу неудержимо. Потревоженный суетой Горлум уходил все дальше по своему Великому Пути, но, куда бы он не свернул, везде слышались жадное пыхтение, лязг оружия и топот. Внезапно Горлум оказался в логическом тупике, дальше Пути не было. Тут же кто-то схватился за цепочку с Кольцом, надетую Горлумом на шею и дернул с немалой силой. В глазах философа потемнело и он потерял сознание.
Сматывая на локоть цепочку, Б.Б. подтянул Горлума к себе и ткнул лежащую у ног черную фигурку кончиком тяжелого армейского ботинка. Что-то с ним надо еще сделать, подсказывала ему память его воинственных предков, но что? Добить? Изнасиловать? Ограбить? Все это было для Боевого Хоббита делом привычным, тут требовалось что-то иное.
Пока хоббит думал, Горлум пришел в себя и приподнялся.
-Где я? - спросил он, подслеповато вглядываясь в темноту серебристыми эльфийскими глазками. И тут хоббита осенило: ну конечно, старая добрая игра в загадки. Священная игра, плутовать во время которой осмеливались лишь особо наглые хоббиты.
-Ты внутри Горы, - быстро ответил Бульбо. И, положив руки на рукояти мечей, поскорее задал свою загадку.
-Игровое стенобитное орудие из пяти букв, вторая и четвертая"а".
-Козел, - устало ответил Горлум и повернулся на живот. Сильно болела шея и играть в загадки ему не хотелось. Хотелось полежать на травке, выпить холодного пива и чтобы не стоял над головой этот идиот со своими катанами.
-Не козел, а таран, - с гордостью сообщил хоббит. Эту загадку он придумал сам и считал ее ужасно трудной. - Я выиграл, так что выводи меня отсюда.
-Сам выйдешь, - сказал Горлум и лениво махнул задним ластом. - Вон выход, ослеп на радостях, моя преле-с-с-сть?
-Ты мне тут смотри, я тебе не все остальные, - по-солдатски просто ответил хоббит и шагнул вперед, навстречу новым подвигам.

ГЛАВА 8.

Совершенно секретно.
/Выступление т.Предводителя
Орлов на очередном торжест-
венном заседании, чему-то посвященному./

Товарищи!

Бывают Орлы жадные, бывают Орлы трусливые, бывают, между нами, Орлы просто тупые, но мы - древнее благородное племя, Орлы Западных Владык, Pticius Valinorium! (Аплодисменты).
Продолжу. Благодаря специальной подготовке мы можем выжить там, где загнется любое, повторяю - любое живое существо. Как поняли? Даже для организации скромного семейного досуга нам выделены лишь вершины скал и ледников. Это неудобно, но нельзя забывать, что даже товарищ Манве живет и работает в точно таких же условиях.
Продолжу. За время существования независимого Валинорского государства именно нам не раз приходилось вытягивать эту самую независимость путем выполнения любых, даже самых сложных задач, которые только могут возникнуть в головах наших любимых Валаров. Мы выполняли эти задачи раньше, выполняем сейчас, выполним и в дальнейшем, что бы там не каркали Вражьи голоса. Вопросы есть? Вопросов нет.
Продолжу. Теперь по существу. Внутри- и внешнеполитическая обстановка продолжает осложнятся. (Тихий шум в зале.) Спокойно, Орлы! Это явление абсолютно нормальное. Она все время осложняется. На границах неспокойно, опять появились банды Орков. Волколаки систематически нарушают постановление Валар "О переводе всех волколаков на растительный корм".Почему никто ничего об этом не докладывает? Не заметили, прошляпили, дятлы! Вы в полной темноте должны в траве кролика за милю обнаруживать, а тут под боком появился дракон, так почему я об этом узнаю от каких-то военнопленных гномов?! Или кто-то из вас считает, что кролики и есть наша основная цель? Вы у меня червей навозных жрать будете при таком несении службы!
Продолжу. Дракона необходимо уничтожить. Поскольку в воздушные бои он вступать отказывается, уничтожать его будем наземными силами. Нами захвачена группа гномов, усиленная Боевым Хоббитом.
Приказываю: пленных не есть, обогреть, накормить и на рассвете сбросить со всем их снаряжением в точке Х. На случай гибели этой группы срочно подготовить еще одну. Запасы гномов в Средиземье весьма значительные, так что с личным составом проблем не будет.
Усилить наблюдение за всем происходящим.О подозрительном докладывать лично мне. Что?! Как выглядит подозрительное? Уставы надо читать, товарищ Орел, а не только Вражьи комиксы.
Усилить боевую подготовку. Особое внимание обратить на отработку борьбы с малоразмерными наземными целями. Для тупых: малоразмерная наземная цель - это не только кролик.
Крепить воинскую дисциплину и порядок! С их помощью мы одолеем любого врага.
Слава Орлам Манве! Слава самому Манве и остальным Валарам, перечислять не буду, их еще тринадцать штук по списку и вы все их прекрасно знаете. Ура!
(Бурные продолжительные аплодисменты. Все вертикально взлетают.)

ГЛАВА 9.

Гномы уже вломились в кустарник, даже хоббит взвалил на плечи рюкзак, а Гэндальф все сидел на остроконечном обломке скалы и что-то кричал, махая вслед поспешно улетающим орлам кулаком. Полет прошел ужасно. Волшебник впервые летал на боевых Орлах, да еще на внешней подвеске(иными словами, орел держал его когтями за шиворот).Проход сквозь звуковой барьер, воздушные ямы, почти отвесное пикирование сказались на привыкшем к сервису волшебнике не лучшим образом. К тому же напоследок орлы развлеклись прицельным гномометанием по скалам с бреющего полета. Наконец Гэндальф почувствовал под ногами твердую землю и открыл рот. За десять минут он сумел, почти не повторяясь, перебрать с редкой красочностью всю орлиную родословную, начиная с их скорлупы и кончая сотворением Арды. Речь была весьма выразительна, но в основном непечатна.
-Попутного ветра вам в клюв, - орал волшебник. - Бройлеры валинорские.
Наконец орлы вышли из поля его зрения и Гэндальф перевел дух.
-Благодаря моему умелому руководству и, что не столь важно, удачному стечению обстоятельств мы куда-то попали. Здесь рядом кто-то живет. Или скажем... Некто! Мы идем к нему в гости!
-Не думаю, что это хорошая идея, - буркнул Двалин хоббиту, - был я у Некто пару лет назад. Этот Некто очень вспыльчив и прямо-таки ужасен. Говорят, что он в хорошем настроении весьма мил, но никто его в хорошем настроении не видел.
-А чем кончилось твое посещение? - заинтересовался хоббит.
-Я - уцелел! - буркнул гном и отвернулся.
Тем временем показалась старый дубовый частокол, украшенный облысевшей волчьей шкурой. Сверху на остриях бревен с большим вкусом были развешаны черепа в рогатых гоблинских шлемах.
-Пожалуй все сразу не пойдем, - покосился на них Гэндальф. - Врывайтесь по моему свистку парами и никаких жертв среди местного населения. Пойдемте, мистер Бульбинс, если память меня не подводит, здесь рядом ворота.
Память подвела волшебника. Под злорадный свист гномов маг и хоббит трижды обошли вокруг ограды, но, так и не найдя ворот, полезли через забор. Гладкие холеные лошадки с умными мордами, бродившие за забором, в панике ускакали к дому.
-Они доложат о приходе чужих, - задумчиво произнес Гэндальф и достал из кармана пистолет с глушителем. - Друг мой Бульбинс, дать вам парабеллум? Впрочем, ладно, и так сойдет.
Дверь дома отворилась и на крыльцо осторожно выглянул лысый краснолицый толстяк в белом переднике и серой тунике. В руке он держал швабру весьма почтенных размеров.
-Я - Гэндальф! - заявил волшебник и вошел внутрь.
-Впервые слышу! - буркнул толстяк. - А это что?
-Это мистер Бульбинс, хоббит из очень хорошей семьи, с безупречной репутацией, - безудержно врал маг, уже что-то запихивая в карманы. - Впрочем, мы тут не одни, тут в кустах еще один-два, а то и больше очень приличных гнома. Вот смотрите.
И Гэндальф свистнул. Из-за кустов показался Двалин. Он по-пластунски дополз до крыльца и прошмыгнул внутрь, как будто его только и ждали.
-Беорн, к вашим услугам, - несколько натянуто крикнул вслед ему незнакомец.
Тем временем показался Балин. Желая сократить свое пребывание в простреливаемой зоне, он бежал короткими перебежками с топором наперевес и так же прошмыгнул внутрь, как будто его кто-то приглашал.
-Я вижу, наши собираются, - сказал он, заметив в гостиной капюшон Двалина. - Пинту пива, пожалуйста и кекс с изюмом.
-Сколько угодно! - сказал Беорн в совершенном изумлении. - Благодарю вас!
Ответил он, конечно, невпопад, но очень уж его выбили из колеи слова "наши собираются".
А в дом со словами: Присоединимся к честной компании, - уже входили Кили и Фили.
-Дверь не закрывайте, - любезно предупредил Беорна Кили, - за нами еще кое-кто идет.
-Еще много кое-кто, - заметил Фили. - Мы их видели. Да вот они.
И нате вам! - гости уже в прихожей, все пятеро, а за ними еще четверо, а над этой кучей гномов стоит, опершись на посох Гэндальф и дико хохочет.
-Наш пончик отъелся на сдобе и меде - сказал маг и самым неуважительным способом ткнул Беорна в живот. - Пойдем, добавим еще, а то сожрут тебя твои медведи, так и посидеть не с кем будет.
Что оставалось делать Беорну? Гостей он любил, но он любил знакомых гостей и предпочитал приглашать их сам. К тому же друзей у него было мало, жили они довольно далеко от него, и он никогда не принимал больше двух друзей за раз. А тут на его веранде собралось целых пятнадцать незнакомцев! Одни требовали эля, другие - портера, кто-то кофе, и все без исключения - кексов, так что любимые беорновые лошадки совсем сбились с копыт. Гномы тараторили про золото, серебро и драгоценности, про кузнечное ремесло, а Беорна такие вещи мало интересовали. Хоббит копался в погребе, а Гэндальф по своему обыкновению куда-то исчез, прихватив столовый сервиз. Гости ели деревянными ложками из глиняных мисок. Гномам это не нравилось и они начали требовать, чтобы им вызвали метродотеля, включили музыку и подарили пару лошадок для продолжения пути.
Беорн долго сидел молча, потом вздохнул, встал и пошел доставать из чулана свою медвежью шкуру.
Он любил гостей, но причем тут гномы?

ГЛАВА 10,
рассказанная неким лесным эльфом
(МОСКВА-ЭГЛАДОРского образца).

А что мы могли сделать? Лично я вообще первый раз на Игре, меня вон тот длинный на Игру пригласил. Маньячились мы как-то, а он подходит и спрашивает: Эльфы?
-Да, - говорим - Эльфы.
-Поздравляю, - говорит - я ваш Король. Отъезд завтра утром, кто не явится, будет казнен, как трус и гоблин. Оружие и деньги ваши, дворец мой.
Дворец! Стен даже не поставили. Палатка типа "Лотос". Наш король со своей королевой там еле-еле умещаются, а мы, как дураки, стоим вокруг с дрынами, да еще пой "А Элберет...". Да что бы я еще раз Перворожденным стал, да никогда! Там такое было. Стоим мы, козлы, поем. Уже темнеет. Каша кипит и пахнет жаренным мясом. Тени на земле какие-то подозрительные. Не такие какие-то тени.
И тут из кустов, выпрямившись во весь рост, выходит шеренга гномов. В руках - топоры, в бородах - паутина, а в глазах - горячее желание - пожрать бы чего.
Самый важный гном, с бородой, в руке - дага, посмотрел на нас и говорит: Эльфы?
-Эльфы, - говорим.
-Лесные?
-Лесные.
-Так это вы меня в темницу посадите, меня, Торина, - заревел гном и с кинжалом на нас. - А ну берите меня в плен, если уцелеете.
Мы наутек, кто-то костер ногой задел, тот потух. Гномы орут что-то в темноте, да разве лесных эльфов догонишь?
Что значит "ну и взяли бы"? Кому его брать? Нас, парней, всего трое, а гномов - тринадцать штук, в доспехах, да еще этот их хоббит прикормленный со своими катаноидами. Что такое "катаноид"? Это такой японский меч, который короче катаны. Так этот хоббит нас один бы вынес. Собственно, он это и сделал, правда вместе с гномами. Мы побежали во дворец, хотели там спрятаться, но во дворце все эльфы не поместились. Вот все, кто не поместился - здесь.
Так что я говорю - будут меня из Мандоса выпускать, пусть рожают человеком! О, меня зовут. Родители пришли? Эльфы?! Не хочу-у-у-у-у! Пустите! Курултай акба-а-а-а-ар! Ой, больно! Только не ремнем! А Элберет...

ГЛАВА 11.

Ночь незаметно вступала в свои права, когда кусты у ворот Озерного города захрустели и Торин энд Ко вместе с хоббитом тяжело вылезли на открытое пространство. Снаружи никого не было, но попахивало вкусной и здоровой пищей. На стенах поигрывали отблески костра, доносилось негромкое позвякивание посуды.
-Открывай ворота, - заревели голодные гномы. - Король под Горой вернулся, открывай.
За воротами притихли, а потоми с удвоенной скоростью заработали ложками. Запах каши довел изголодавшихся до исступления. На ворота обрушился град ударов руками, ногами и топорами, пинков, толчков. К воротам прислонили Бамбура, но ворота стояли. Наконец гномы сдались и сели вокруг хоббита. Бульбинсу стало не по себе. Такие голодные глаза он видел в своей жизни только раз - когда в далеком детстве в конце зимы его настигла в лесу стая волков. Б.Б. понял - пора отрабатывать свое жалование. Он подошел к воротам, ласково погладил ладонью по еще теплым доскам. Ворота было жалко, но очень уж хотелось есть.
-Я - Боевой Хоббит из клана Бульбинсов, - шепнул Б.Б. Ворота жалобно скрипнули и торопливо рухнули. Гномы ринулись внутрь. За воротами их ждало всенародное ликование, мастерский фейерверк и полное отсутствие видимых признаков еды. Всех гномов заставили по очереди рассказывать о своих приключениях, да не по одному разу. Уже светало, когда Бамбур на "бис" в шестой раз рассказал о своем неслыханном героизме, проявленном на пути через Черный лес. Гномы не смогли скрыть тот факт, что самым грозным врагом, которого они встретили, были лесные пауки, но от рассказа к рассказу количество и размеры пауков заметно увеличивались. Наконец гномы заврались окончательно, жители Озерного города устроили им бурную овацию и разошлись по палаткам, оставив гномов у костра. Только теперь до Торина и Ко дошло, что их оставили без ужина, но было поздно.
Мастера и бургомистр потрудились на славу - взрыв народного энтузиазма был отлично подготовлен.Гномов носили на руках, частенько, правда, роняя. Их вечно сопровождала толпа восторженных горожан, готовых вновь и вновь слушать о Героических Первопроходимцах Черного Леса и Непобедимых Выносителях Гоблинов. Стоило гному высунуть нос из отведенного им помещения, как в него (гнома) начинали лететь увесистые букеты цветов. Городские гильдии буквально дрались за то, чтобы кто-то из гномов присутствовал у них на праздниках. При этом почтенные бюргеры нередко доходили до рукопашной. Драка вспыхивала как лесной пожар и охватывала все вокруг, причем доставалось и гномам. И уж окончательно добил Торина и Ко рекламный проспект Похоронной Гильдии. На листе отличной финской бумаги под девизом "Все там будем" были перечислены все услуги Гильдии с выделенной скидкой для драконоборцев и припиской "Мы рады будем вас видеть среди своих клиентов". Приписка гномам не понравилась. Поесть толком так и не удалось и фраза звучала как-то двусмысленно. До самого тупого из гномов начало доходить - еще неделя такой жизни и до дракона никто из них не дойдет, помрут сами голодной смертью.
Утром следующего дня, пока город еще не проснулся, вереница гномов, таща за собой сонного хоббита, тихо-тихо прошла по безлюдным улицам, нырнула в зияющий на месте ворот провал и растворилась в густом белом тумане. Там, где-то впереди мрачно возвышалась Одинокая Гора. Впереди была встреча с драконом.

ГЛАВА 12,
рассказаная сторожевым драконом Смогом.

Не, братан, вот тут ты не прав. Ну и что, что дракон? Не нападал я на Одинокую Гору. Я там работал. Да, драконом, сторожевым драконом. Хозяин был для гнома ничего, хотя конечно жлоб. Работа тоже ничего, сутки дежуришь, трое спишь. В дело вступаешь, когда около объекта чужак нарисуется. Рыкнешь там пару раз, огнем дохнешь. Грабители - народ умный, понимают все и сразу. Поверишь, братан, ни одного прокола и вдруг гномы шум подняли. Говорят, что от моего огня ихние чертоги очень уж страдают и вполне справедливо часть жалования у меня удержать на реставрацию и восстановление. Во лажа, да? И вот является ко мне Трейн и начинает права качать. Сначала я молчал, хозяин все-таки, но когда этот гномий сынок обнаглел окончательно, не выдержал.
-Мужик, - говорю, - не хами. Я все таки дракон. В моем огне Магические Кольца плавятся, не то, что этот ширпотреб из золоченной пластмассы, который твои халтурщики эльфам клепают. Уйди, не раздражай.
У Трейна челюсть отвисла. Как заверещит: Слюшай, оборзел, дракон, да? Забыл, кто здесь хозяин, да? Жить надоело, да? Ты еще наш хирд не видел.
Да видел я гномий хирд, очень вкусно. Стоит в поле толпа гномов, за щитами спряталась и вслепую копьями тыкают. То есть тыкают только крайние, а остальные в центре строя шахту копают. Потом весь хирд по этой шахте и уходит, а противнику остается одна дырка в чистом поле.
Достал меня Трейн. Понимаешь, земляк, у дракона нервы тоже не железные. Как встал я во весь рост, как рявкну:
-Да я на твой хирд щас просто положу... хвост.
Трейн за топор. Ну я и сорвался, дыхнул огнем. Что тут в Горе началось! Аварийные выходы пустыми ящиками завалены, по улицам позолота течет, гномы мечутся, из одежды одна борода. Слева грохот, хирд застрял. Проход рассчитан на трех гномов, а в шеренге - десять. Такой мат поднялся, что у Горы свод трескаться начал. Ладно, думаю, хватит с вас пока и полетел на Долгое озеро остудиться. С налета в воду, такой туман поднялся! Как в долине Гейзеров на Камчатке, я там служил в огнеметных частях. Правда, с туманом я, братан, переборщил. Там на берегу веселый город Дейл стоял. Угу, постоянно, прям с утра. Ну очень веселый город. В тот вечер они очень уж перевеселились. Вдруг трубы, туман, тревога. Где-то рядом гномы орут, то ли они кого-то выносят, то ли их кто. И ничего не видно. Войско вооружилось, но из-за того, что в веселом городе Дейле и войско веселое, они друг друга в тумане перерезали с перепугу. Это потом уже на меня все свалили, дракон, гад, виноват. Щас. Сами козлы.
Ладно, возвратился я в Гору. Гномов уже нет, разбежались все кто куда. Собрал все, что уцелело ценного в кучу и лег сверху. И долгое время было тихо.
Неприятности начались, когда эта банда во главе с Торином объявилась. Выломали они какую-то дверь и ихний хоббит рысью помчался за сокровищами. Лежу я спокойно, никого не трогаю, вдруг он из дыры выпадает на меня. Я, конечно, дыхнул огнем, но этот гад вытаскивает из кармана мастерский сертификат, что я его в упор не вижу и о хоббитах ничего вообще не знаю. Меня такое зло взяло, попадись Мастер под руку, растерзал бы в клочья. Хоббит ходит по залу, карманы халявой набивает, а я из-за этих замарочек ничего сделать не могу. Наконец убрался хоббит. На прощание заявил, что из Озерного города явился. Надо, думаю, слетать. В натуре, братан, что за наезды? Можно ведь договориться. Полетел. Договорились, называется. Не знаю, что там гномы про меня наплели, но встретили меня стрелами. Бэрд, друган, мы же с тобой пили вместе, что ж ты, сука, сделал? Тебе бы в живот этой жердью. Я прям на город и рухнул. Не, может я там чего и сломал, но, мужики, сами виноваты. Я дракон, а не кролик.
В общем, город я разнес, а сам нырнул и под водой ушел подальше. Не, думаю, ну вас всех к Морготу с вашими сокровищами, пора другое место искать, потише, пока жив. Теперь вот здесь. Конечно, добираться нелегко, зато никаких хоббитов. Ну, бывай, братан, будешь снова в наших краях, заходи.

ГЛАВА 13.

Битва Пяти Воинств. В свое время она была широко известна. О ней пели песни, слагали стихи, но с течением неумолимого времени стали потихоньку забывать. Сегодня о ней помнят в основном военные историки, да и то не ясно, почему?
Сама Битва из себя ничего интересного не представляет. Ну, наехали люди вместе с эльфами на гномов, те собрали гопу, то есть, прошу прощения, хирд, а орки ударили им всем в спину, ну и что? Подобное происходило и происходит слишком часто, чтобы обо всем помнить. Интерес представляет разве что появление над полем боя Орлов Запада. Их предводителю то ли повоевать захотелось, то ли просто в учебник истории попасть... Во всяком случае бравые Орлы разогнали большинство бойцов всех племен и народов по близлежащим окрестностям, а остальных забросали камнями и пометом. Никакой конкретной пользы от их появления Светлые силы не получили, а прекрасным эльфам вдобавок здорово досталось. Предводитель Орлов своими зоркими глазами разглядел лучников ПВО с большими тисовыми луками и, не долго думая, скомандовал атаку.
Почему эта битва называется Битвой Пяти Воинств, не ясно. В ней участвовали люди, эльфы, орки, гномы, волколаки, орлы и летучие мыши. Кроме того, там был Боевой Хоббит. Он, правда, был один, но этого всем более чем достаточно.
Расстановка сил:
Гномы Торина сидят одновременно в Горе и в осаде. Больше им заняться нечем - при возведении стены эти мастера забыли возвести ворота. К ним на помощь двигаются гномы Дейна во главе с самим Дейном, который идет впереди и, как всякий командир, мечтает о лихом коне.
Эльфы сидят под Горой и тоже ничего не делают, а люди стоят рядом, потому что сидеть им не на чем - дракон все сжег.
Эльф-маньяк: "А чего мы могли сделать? Там на входе каменная стена, причем каменная по жизни. Что мы - идиоты с одними копьями кидаться?"
Орки также двигаются к Горе, но люди, эльфы и гномы об этой заморочке еще не знают. Орки, в свою очередь не знают, что за ними летят орлы.
Беорн на битву не пошел. Золото Горы его интересовало так же мало, как и остальные металлы, к славе он не стремился, а штурмовать его дом желающих почему-то не находилось.
Гэндальф по своему обыкновению где-то шлялся, а Б.Б. был уличен гномами в краже Аркенстона, назван мародером и торжественно спущен со стены. Бульбинс погрозил Торину кулаком и с горя подался в эльфы. Видимо взыграли в нем гены старого Тука и потянуло его на историческую Родину.
Битву начали гномы Железных холмов. Ничего не понимая в наземной войне и ослепнув от яркого солнца, они построились и ринулись в атаку. Земля ощутимо вздрогнула и заколыхалась от сдерживаемого хохота. Закрывшись щитами, гномы тупо перли вперед, не обращая внимания ни на эльфийских лучников, облепивших скалы, ни на копейщиков Озерного города, скопившихся на флангах. Гномьи кольчуги были, конечно хороши, но гномов бы это не спасло. Спасло их, правда, далеко не всех, появление орков. Те внезапно появились вдали и тучей неслись вперед, сверкая ятаганами.
Орк-пацифист: "Понимаешь, у нас выхода другого не было. Достали нас эти перворожденные маньяки, вот мы и тронулись в путь. Гора, думаем, большая, места всем хватит. Места пустынные, спокойные. А на драконье золото мы бы хоть раз в жизни пожили бы по-человечески. В кабак бы сходили...
Да разве нам дадут пожить спокойно? Попали прямо в драку, между двумя стенками. Тут нас и зажали. А потом орлы налетели. Камни с неба дождем. Нет, больше ничего не помню."
Это был звездный час Гэндальфа. Небо потемнело и сверкнула молния и грянул гром и появился посреди поля волшебник и начал говорить. И долго говорил он, и его слушали и люди, и гномы, и эльфы. Слушал его Боевой Хоббит Бульбо Бульбинс и слушали его Торин и Ко, стоящие на своей стене. Они то, правда, так почти ничего и не услышали в своих глухих шлемах с бронемасками, но от этого ничего не потеряли. Из-за того, что они забыли прорубить ворота, в битве гномы Торина не участвовали. Только Торин на гребне стены грозно сверкал глазами и доспехами, пока его не сшибли случайным булыжником. Может, это и к лучшему.
Гном Двалин, участник Похода:"Я конечно не осуждаю Торина, да растет его борода бесконечно, но он никогда не отличался гибкостью, а в дипломатии больше всего полагался на свой топор. Как только подошли наши,н надел полный доспех, засунул голову в шлем, залез в таком виде на стену и давай орать:"Руби их всех, тоже мне, цветы жизни. Попробуйте только заключить мир, сам всех вынесу, ни копейки трудового гномьего золота не получите". Конечно, какой тут мир".
Остальные гномы долбили дыру в стене для организации вылазки, но всем известно, как умеют работать гномы, когда им этого не хочется. Вроде бережно, но неспешно, тюк да тюк, там и сям, бывает, за день только один раз и стукнут по чекану - вот так они и работали.
Таким образом Гэндальфу никто не мешал излагать свои идеи, причем идеи вполне разумные.
-Близятся орки, - вещал маг, лихорадочно моргая. - Пришла пора, о Народы Запада, объединиться и совершить героическое деяние, под моим руководством, конечно. Те из вас, кто уцелеет, поделят между собой сокровища Горы. Не волнуйтесь, хватит всем, лично позабочусь. Прям сейчас отправляюсь к сокровищам, прослежу, чтобы ни одна монетка не пропала.
С этими словами маг исчез. И вовремя. Пока гномы мирились с людьми, орки бросились в атаку. И грянул бой, а значит никакие слова уже не нужны.

ГЛАВА 14.

Б.Б пришел в себя на каком-то пустыре рядом со свежепостроенными бараками людей Озерного города. Места были знакомые. Прямо перед хоббитом горела новенькая обсерватория - гордость города, а слева валялись выбитые молодецким ударом ворота. В горле першило, рот был полон щепы от сгрызенного до центрального умбона щита. В кулаке была зажата ампула из-под каспаромида, могучего средства от алкогольного отравления. Такими препаратами Земля снабжала своих разведчиков на отсталых полигонах.
Хоббит оторвался на славу, но удовлетворения не испытывал. Что-то случилось. Что-то очень, очень скверное, мерзкое и для Боевого Хоббита непростительное. Рука Б.Б., чесавшая в затылке, наткнулась на огромную шишку. Как она болела! И тут хоббит встал как дон Румата, хотя он и так стоял. Он вспомнил, вспомнил все с самого на чала и до самого конца и это было гораздо больнее прежнего. Как же это было мучительно больно - помнить все...
...День давно перевалил за половину. Орки вновь собрались в долине. Туда прискакала гвардия - Орки гигантских размеров с огромными кривыми саблями. Сверху их прикрывали летучие мыши.
Б.Б., изгнанный гномами за мародерство, расположился поближе к Королю эльфов. Из семейных хроник он помнил древнее правило - Короли погибают последними. Вокруг них стали последние эльфийские лучники. Тут-то на них и налетели Орлы. Небо потемнело от булыжников.
-Эх, Орлы, Орлы, - только и успел сказать хоббит, как камень, брошенный сверху, ударил его по шлему. А Орки вновь перешли в наступление. Им то нечего было опасаться - как известно, Орлы орков не едят, а потому не обращают на них никакого внимания. Итак, орки наступали, эльфы и люди отступали, а гномы совершали сложные перемещения, пытаясь перестроиться из фаланги в кольцо, ибо их окружали.
И тут, когда отчаяние овладело защитниками Горы, появился Б.Б., Боевой Хоббит. Он шел один, но такой свирепый, что казался громаднее обычного. В одной руке он сжимал катану, а в другой - катану. Или наоборот? Впрочем, неважно. Рев его был громче барабанов и пушек, а глаза совершенно безумны. Он напал на орков с тыла и окружил их с флангов. Он прорвал кольцо гномов, а эльфийского Короля вообще гнал до Вороньей Горки, это километров так восемь. Лишь здоровенные мечники Озерного города пытались защитить восточный отрог Горы, но и они постепенно отступили. Никто не мог сопротивляться ему, никакое оружие его не брало. Он рубил, колол, валил и топтал. Он разогнал гоблинскую гвардию со словами"... а еще раз соберетесь, вынесу по жизни.", распугал волков и шуганул летучих мышей. Люди разбежались на восток, гномы - на запад, эльфы вообще непонятно куда. На поле боя остались Торин, который как рухнул в своем доспехе со стены, так и лежал, да дружный мастерский коллектив, который все пытался уяснить - как ЭТО произошло и КТО на этот раз козел? Но хоббит этого уже не видел...
От тяжелых дум хоббита оторвало появление каравана тяжелогруженых осликов. На переднем торчала знакомая долговязая фигура с бинтом, небрежно намотанном поверх рукава.
-Бульба, дорогой, - закричал волшебник, ссыпаясь с ослика, - так ты живой. А я так надеялся, то есть боялся, что боевая удача наконец-то от тебя отвернулась. Признаю, был неправ. Но рад, рад. А то столько народа полегло. Даже Торин и тот, говорят, того. Так тебя повидать хотел напоследок. Позовите, говорит, эту сволочь, без него не помру. И, знаешь...
-Чем битва кончилась? - прервал мага хоббит.
-Ну как это чем? - удивился маг. - Там же был я! Ну и история вышла, чуть все не кончилось крахом. Но!
И маг гордо покосился на висевшую у него на груди огромную медаль с надписью по ободку"Полководец года".
-Кстати, а как там насчет моего вознаграждения? - поинтересовался практичный Бульбинс.
-Видишь ли, мон шер, - заявил с глубокомысленным видом волшебник, - в отвоевании сокровищ принимали участие слишком многие. Но я не хочу быть неблагодарным. Вот, получите.
Гэндальф сунул в карман руку и вытащил пару монеток.
-При экономном образе жизни тебе должно надолго хватить. Кроме того, мне тут тоже кое-что перепало, а везти - сам понимаешь. Одна стоимость перевозки, а сколько уйдет на транспорт, налоги, вооруженную охрану? Да и шляются тут всякие. Одним словом, я тебя нанимаю. Можешь не благодарить, мы же друзья. Союз старых боевых товарищей и никто не сможет устоять перед нами!
-Сколько? - перебил по прежнему практичный Бульбинс. Он понял, что мага понесло, а самое главное оставалось невыясненым.
-Ну не будь таким меркантильным. Вспомни, сколько мы вместе пере жили! Какие тут могут быть у нас счеты?
Хоббит привычным движением поддернул рваные рукава и положил руки на рукоятки мечей.
-Ну, хорошо, хорошо, экий ты вспыльчивый. Все, что мы взяли у троллей - твое. И не благодари, давай лучше побыстрее собираться. А то, знаешь, эти гномы такие привязчивые. Узнают, что собираюсь уехать - нипочем не отпустят. Хорошо, что они все сейчас заняты. Представляешь, сокровища Горы куда-то пропали! Ничего не понимаю. Лежали, лежали и вдруг - бац! И нету их. Дейн собрал своих и занялся раскопками, так что я даже не попращался.
-А где Орлы?
-Одни до сих пор гоняют кого-то по окрестностям, а большинство вернулось в свои гнезда. Гномы оплатили им обратный перелет и поклялись в вечной дружбе.
-Жалко, - сказал Бульбинс и пошел собираться.
Через несколько дней они тронулись в путь. Хоббит решил обойти Черный лес с севера, пройдя по пустынной местности, лежащей между лесом и Серыми горами. Гэндальф уговаривал Б.Б. заехать "погостить" у короля эльфов, войско которого в битве заметно уменьшилось. Хоббит резонно возразил, что взять там нечего, а вести караван ослов через Черный лес - удовольствие небольшое. Кроме того, этот караван и так перегружен барахлом сверх всякой меры и пора его давно разгрузить. Тем же вечером под непрекращающиеся стоны волшебника Б.Б. сжег в костре двухпудовый тюк Сертификатов на рождение ребенка.
-Матерью ты все равно не станешь, а мы погреемся, - утешал хоббит рыдающего волшебника.
Потянулись дни пути. Дорога была, конечно, длинной и скучной, но теперь, без гномов, здесь было спокойнее, чем на тропах Черного леса. Впрочем, ехали путешественники довольно быстро. Хоббит сделал всего одну остановку. В старом тайнике он забрал сокровища троллей. Сокровища состояли в основном из съестных припасов, которые давным-давно испортились, но нашлось и кое-что полезное. В свое время гномы изрядно выпотрошили трактир и в тайнике валялось множество всевозможных трофеев - от медных пуговиц до горшков с золотыми монетами. Много было разной одежды, которая была троллям явно мала и, скорее всего, принадлежала тем посетителям кабака, которые стали жертвой собственной неумеренности и сногсшибательных цен местного прейскуранта. Еще там имелись мечи - самой разной выделки, формы и длины. Два из них сами бросались в глаза благодаря своим красивым ножнам и рукоятям, усыпанным драгоценностями. Б.Б. забрал эти два меча, а кроме того, сунул за пояс длинный кинжал в кожаном чехле.
-Мечем он не послужит, но нужен же мне карманный ножичек, - сказал Бульба Гэндальфу. Тот не отреагировал, с ужасом глядя на гору гниющей снеди, в которой что-то шевелилось. Б.Б.пожал плечами, отправился к ослам и там набрал себе немного золота "на обустройство".
Как приятно было возвращаться в родные места. Свежий ветерок обдувал голову, ноги утопали в зеленой траве, золото оттягивало карманы, а мечи за спиной придавали уверенность в себе. Даже присутствие Гэндальфа не ломало кайф. А места вокруг становились все знакомее и знакомее.
Возвращение мистера Бульбинса наделало шуму в среде хоббитов. Оказывается, Б.Б. был признан пропавшим без вести, и не все обрадовались, когда оказалось, что он жив и здоров. Тех, кто когда-то купил у Гэндальфа по дешевке вещи Б.Б., пришлось убеждать особенно долго. В конце концов, чтобы сэкономить время, Бульбинс вызвал шестерых особенно недоверчивых на поединок. В Мандосе прибавилось народу, но большинство вещей было возвращено. Пропали лишь серебряные чайные ложечки. Хоббит подозревал, что их Гэндальф оставил себе на память, но доказать ничего не мог.
Зато Б.Б. обнаружил, что лишившись всего лишь набора серебрянных ложечек, он приобрел репутацию крутого вояки. Теперь его могли посещать даже эльфы, не говоря уже о гномах, магах Светлого Совета и прочих темных личностях. Назвать Б.Б. "тронутым" никто не решался.
Впрочем, хоббита это не волновало. Разбогатев, он остепенился, отпустил бороду и живот, нередко гулял без оружия, но жил долго и счастливо, а на старости лет даже начал писать стихи. Окрестные хоббиты верить в это совершенно отказывались, но это уже их дело, не так ли?

ГЛАВА БЕЗ НОМЕРА.

Однажды осенним вечером много времени спустя Бульбинс коротал время в компании с заветной бутылочкой здравура. Внезапно дверь откатилась в сторону и внутрь ворвался никто иной, как сам Гэндальф. В руке волшебник сжимал пачку листов с машинописным текстом.
-Ты видел это? - закричал он вместо приветствия и швырнул пачку хоббиту. - Ты-то почему молчишь? Из меня тут делают какого-то идиота, а ты тут...
Захлебнувшись собственным негодованием, маг поперхнулся, замолчал, с совершенно огорченным видом плюхнулся на стул и, схватив бутылку, в два глотка покончил с ее содержимым. Пока он приводил в порядок свои нервы, хоббит осторожно ознакомился с текстом. Рукопись называлась"Боевой хоббит или Прогулка туда и обратно в ритмах стеба" и содержала в себе описание достопамятного Похода.
-Ну и что такого? - спросил Б.Б. волшебника. - Так ведь оно все так и было. Почти.
-Но что обо мне подумают? - не унимался Гэндальф. - Я же не такой, совсем не такой.
-Успокойся, Гэнд, - сказал хоббит и похлопал волшебника по спине. - Кому надо, тот поймет, а для остальных у меня есть замечательное средство - чувство юмора в растворе. Принимать три раза в день по сто грамм через любое естественное отверстие организма.
-Чего? - не понял маг.
-Ну пусть клизму себе поставят.
-Дурак ты, хоббит и шутки у тебя такие же, - обиделся Гэндальф.
-Шучу как умею, - засмеялся хоббит. - Зато у меня отличный табачок! - и протянул волшебнику кисет с мелко помолотым перцем.


бесплатные знакомства для серьезных отношений . сколько стоит билет на фк сельта
Hosted by uCoz